Укажите возможные маски депрессии в общесоматической практике

Укажите возможные маски депрессии в общесоматической практике

Укажите возможные маски депрессии в общесоматической практике

О депрессии можно говорить бесконечно. И не только потому, что актуальность проблемы очень высока, а еще потому, что многообразие ее симптомов и проявлений напоминает женщину, которая часто меняет одежду, а иногда надевает маску, чтобы ее не узнали.

Ежегодно депрессивные расстройства диагностируются не менее чем у 200 миллионов человек. Один из десяти мужчин и одна из четырех женщин страдает депрессией на протяжении своей жизни.

По данным некоторых авторов, среди пациентов, обратившихся к специалистам общей практики, 68% имеют симптомы депрессии, а в общемедицинской практике маскированные депрессии или другие пограничные психопатологические состояния встречаются у трети больных с неустановленным диагнозом.

  1. Депрессия может проявляться в виде соматических расстройств.
  2. Депрессия может быть следствием тяжелого соматического заболевания, например, злокачественных заболеваний или инсульта.
  3. Депрессия и соматическое заболевание могут сосуществовать (например, при ВИЧ-инфекции, при гастрите).
  4. Депрессия может развиваться вследствие определенных гормональных заболеваний, таких, как гипотиреоз, климакс, синдром Кушинга.
  5. Депрессия может развиваться при приеме некоторых лекарственных средств (например, некоторых гормональных препаратов).

Обилие жалоб, их необычное сочетание, которое не совсем характерно для клинической картины ни одного соматического заболевания, позволяет предполагать маскированную (скрытую, ларвированную, соматизированную) депрессию.

При этом соматические симптомы могут выступать на первый план, перекрывая по степени выраженности аффективные депрессивные расстройства. В клинической картине доминируют вегетативные и соматические симптомы, что весьма затрудняет диагностику, тем более что характерная депрессивная симптоматика слабо выражена, стерта или вообще отсутствует.

Эти пациенты фиксированы на своих переживаниях и не рассказывают обычно о симптомах депрессии, которые у них есть, считая их второстепенными и несущественными. Более того, нередко вопросы врача о его настроении, проблемах, образе жизни воспринимаются крайне негативно, вызывая агрессию и раздражение.

Поэтому врачу не психиатру тяжело диагностировать такую депрессию, если только он не отодвинет в сторону, как занавесь, предъявляемые пациентом соматические жалобы, и не попытается заглянуть внутрь проблемы, с которой пришел больной, а также не посмотрит на нее с другой стороны.

Следует обращать внимание на «язык тела», характерный для пациентов в депрессивном состоянии. Такие люди перестают уделять внимание своему внешнему виду, одеваются небрежно и тускло, преимущественно в одежду темных тонов. Эти особенности больше заметны у женщин – они не используют косметику и украшения, пренебрегают прической.

При депрессии (кроме ажитированной) у человека замедляется речь и движения, ответы становятся односложными, выражение лица – невыразительным.

Но если врач сможет снять маску скрытой соматическими симптомами депрессии, то он увидит сниженное настроение, пессимистическую оценку прошлого, настоящего и будущего, сниженное желание выполнять привычную работу, утрату или снижение интересов и способности испытывать удовольствие от деятельности или событий, обычно связанных с положительными эмоциями, уменьшение активности, повышение утомляемости и снижение энергии. И эта симптоматика при тщательном анализе возникла накануне тех проблем, с которыми больной пришел к врачу соматического профиля (не психиатру).

Чаще всего депрессивное расстройство «прячется» под определенными «масками», которые мешают вовремя установить правильный диагноз и помочь больному:

Обычно наблюдается значительное снижение или полное отсутствие аппетита и, как следствие, – похудение. «Заедание» тревоги и депрессии, увеличение аппетита встречаются значительно реже.

Бессонница или повышенная сонливость, частые пробуждения, затруднения при засыпании, ранние пробуждения.

Всевозможные боли, которые не имеют под собой никакой основы, органической природы (головные боли диффузного характера, артралгии – боли в суставах, миалгии, фибромиалгии – боли в мышцах, боли в грудной клетке, в животе, в области сердца, невралгии тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит и т.д.).

Локальная потливость, мраморность или похолодание конечностей, стойкий белый дермографизм, лабильность сердечного ритма со склонностью к тахикардии и болями в области сердца, лабильность АД), что может восприниматься как кардионевроз с непрерывным или рецидивирующим течением более 3 месяцев или вегетососудистая дистония с неприятными ощущениями в области сердца, изменением силы и частоты сердечных сокращений, тахикардией, экстрасистолией.

Трудности с запоминанием, снижение концентрации внимания и восприятия новой информации. При этом интеллект остается не сниженным, но пациенты ощущают несостоятельность в выполнении привычной профессиональной и бытовой работы, решении обычных вопросов (в моей практике были случаи, когда программист не мог выполнить элементарный набор текста, а домохозяйка не могла приготовить еду).

Сбои в работе других внутренних органов, проявлениями которых являются запоры, метеоризм, головокружения, жжение в теле, ощущение мышечного напряжения, слабость в конечностях, кожный зуд, нейродермит, нарушение менструального цикла, эректильная дисфункция, снижение либидо, может наблюдаться тошнота, которая является эквивалентом тревоги, что часто сопровождает депрессию..

Слабость, утомляемость, нехватка энергии, сонливость.

Навязчивости, тревожные расстройства, панические атаки, фобические расстройства, ипохондрические фобии – кардио-, канцерофобия и др., истерические реакции – склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям.

Антисоциальное поведение с конфликтностью, вспышками агрессии, конфронтацией, наркомания, токсикомания, склонность к азартным играм, злоупотребление алкоголем, аутоагрессивное поведение с тенденциями к самоповреждениям.

Такие больные, как правило, посещают бесконечное множество различных специалистов, предъявляя массу всевозможных жалоб, которые могут встречаться и при других соматических болезнях. Им проводят многочисленные исследования, которые не подтверждают ни соматические, ни неврологические заболевания.

Это больные, которые, несмотря на многомесячные обследования у различных специалистов, не имеют определенного диагноза.

Нередко их лечат симптоматически, пытаясь купировать определенный симптом, но лечение оказывается безрезультативным, и пациенты продолжают обращаться к врачам, а депрессия усугубляется, становиться затяжной и тяжелее поддается лечению.

Больные выпадают из социума, приносят страдания близким, теряют профессию, знакомых, навыки. У них в силу тяжести депрессии могут возникать идеи самообвинения, и страдания становятся невыносимыми. Мы можем потерять такого больного, так как процент суицидов при депрессии очень высок.

Но, владея достоверной информацией и соответствующими знаниями, можно вовремя диагностировать маскированную депрессию.

И если она не является достаточно выраженной и имеет причиной психотравмирующую ситуацию, можно попробовать справиться с помощью психолога или психотерапевта, взять отпуск и попытаться отдохнуть там, где много солнца, релакса и разных приятностей, попринимать седативные препараты растительного происхождения, а также с содержанием зверобоя, который частично повышает настроение.

Это тоже не конец, даже если состояние депрессии не пройдет. Выход есть всегда! Приходите за помощью к врачам, которые являются специалистами по депрессии. И не страшно, что их называют психиатрами, зато они знают, какой вам необходимо назначить антидепрессант, в какой дозе и на какое время.

А еще они знают, что сделать, чтобы депрессия не вернулась, и как раскрасить жизнь в яркие краски, если вы этого хотите!

Проблема соматизированных депрессий в современной медицине

Врачи общей практики, к которым в первую очередь попадают больные со стертыми аффективными расстройствами, нередко считают, что депрессия должна быть «нормальной», т. е. типичной. В связи с этим не учитывается множество «масок», которые принимают аффективные расстройства.

То, что большинство депрессивных состояний не распознается, не удивительно, поскольку пациенты обращаются к терапевту с жалобами на соматические симптомы.

Как подчеркивалось выше, при соматизированных депрессиях обнаруживается разрыв между полиморфизмом соматоформных проявлений и потребностью в медицинской помощи, с одной стороны, и отсутствием объективно выявляемых признаков соматического заболевания — с другой.

Причины поздней диагностики депрессий

Международный комитет по профилактике и лечению депрессий в образовательной программе по депрессивным расстройствам указывает на следующие причины, вызывающие трудности их распознавания.

Стигма
Это значит, что диагностика депрессии у пациента означает навешивание ярлыка психически больного. Таким образом, создается угроза социальной стигматизации этих людей, приводящая к отказу этих лиц от психиатрической помощи. Определенную роль играет и личность пациента.

Больные соматизированной депрессией акцентируют внимание на соматических жалобах и, не осознавая психической болезни, не придают адекватного значения изменениям в аффективной сфере.

В этом плане в качестве факторов риска гипонозогнозии выступают пожилой возраст, мужской пол, низкий культурный уровень.

Маскированная депрессия
В общетерапевтической практике более чем у половины больных депрессия выражается через соматические симптомы.

В качестве одной из причин гиподиагностики нельзя игнорировать особенности клинической картины депрессий: преобладание соматизированной симптоматики, вегетативных проявлений, расстройств сна и аппетита.

Аффективные расстройства сами по себе (подавленное, тоскливое настроение) могут полностью «маскироваться» выступающими на первый план соматическими нарушениями. Концепция маскированной депрессии и в настоящее время сохраняет свою актуальность и развивается в многочисленных исследованиях.

Коморбидные соматические заболевания
Может быть сочетание с тяжелым соматическим заболеванием, например с системной красной волчанкой или прогрессирующим ревматоидным артритом.

И врач, и больной считают имеющуюся депрессию естественной реакцией на серьезную соматическую болезнь.

Однако это не исключает ни наличия коморбидного депрессивного расстройства, ни возможности его целенаправленного лечения.

Молчаливое соглашение
Последнее существует между врачом и пациентом, обоюдно не желающими затрагивать «неудобные» душевные и социальные проблемы.

Психические нарушения недооцениваются зачастую и в тех случаях, когда депрессивная симптоматика может быть истолкована как «психологически понятная» (например, при депрессиях, расцениваемых как «житейская» реакция, при обследовании лиц пожилого возраста, у которых депрессивные расстройства могут интерпретироваться как признак «естественной» усталости от жизни). Гораздо проще говорить о соматических симптомах.

Временные ограничения
Боязнь врачей слишком большой траты времени на проблемы, казалось бы, выходящие из сферы их узко профессиональной деятельности.

Неадекватное медицинское образование До настоящего времени у нас, к сожалению, имеется крен в сторону биологизации, а не психологизации обучения. Как следствие гиподиагностики, обусловленной одной из перечисленных причин или их сочетанием, только 1 из 10 пациентов получает необходимую специализированную помощь.

Большинство подвергается ряду недостаточно обоснованных обследований, а лечение становится неадекватным и неэффективным. По этим причинам социальные затраты на больных депрессией возрастают.

Несвоевременное распознавание соматизированной депрессии не только приводит к возникновению тягостных психологических проблем, но и существенно влияет на важные социальные и экономические аспекты жизни пациента и его семьи.

Создавшееся положение во многом обусловлено недостаточностью знаний об основах диагностической квалификации, клиники и терапии депрессивных состояний. Наряду с дефицитом знаний существует ряд факторов, усложняющих выявление и клиническую дифференциацию депрессивных состояний, а также выбор лечения, адекватного наблюдаемому расстройству.

Достаточно выделить общие связи аффективных расстройств как с психической, так и с соматической патологией, устойчивость части этих расстройств к терапии.

Маскированные депрессии обозначаются также как «скрытые», «соматизированные», «ларвированные» или «алекситимические депрессии». Как вытекает из последнего определения, в ряде случаев пациенты могут не осознавать депрессивного расстройства.

Источник: https://fobii.org/depressiya/ukazhite-vozmozhnye-maski-depressii-v-obschesomaticheskoy-praktike/

Маскированная депрессия – снимаем маску

Укажите возможные маски депрессии в общесоматической практике

О депрессии можно говорить бесконечно. И не только потому, что актуальность проблемы очень высока, а еще потому, что многообразие ее симптомов и проявлений напоминает женщину, которая часто меняет одежду, а иногда надевает маску, чтобы ее не узнали.

Ежегодно депрессивные расстройства диагностируются не менее чем у 200 миллионов человек. Один из десяти мужчин и одна из четырех женщин страдает депрессией на протяжении своей жизни.

По данным некоторых авторов, среди пациентов, обратившихся к специалистам общей практики, 68% имеют симптомы депрессии, а в общемедицинской практике маскированные депрессии или другие пограничные психопатологические состояния встречаются у трети больных с неустановленным диагнозом.

Нетрусова Светлана Григорьевна – кандидат медицинских наук, доцент, врач психиатр высшей категории, психотерапевт. Другие видео на эту тему Вы можете посмотреть на нашем ютуб канале.

Взаимодействие депрессии и соматических расстройств можно рассматривать с разных сторон

  1. Депрессия может проявляться в виде соматических расстройств.
  2. Депрессия может быть следствием тяжелого соматического заболевания, например, злокачественных заболеваний или инсульта.

  3. Депрессия и соматическое заболевание могут сосуществовать (например, при ВИЧ-инфекции, при гастрите).
  4. Депрессия может развиваться вследствие определенных гормональных заболеваний, таких, как гипотиреоз, климакс, синдром Кушинга.
  5. Депрессия может развиваться при приеме некоторых лекарственных средств (например, некоторых гормональных препаратов).

Обилие жалоб, их необычное сочетание, которое не совсем характерно для клинической картины ни одного соматического заболевания, позволяет предполагать маскированную (скрытую, ларвированную, соматизированную) депрессию.

Нетрусова Светлана Григорьевна – кандидат медицинских наук, доцент, врач психиатр высшей категории, психотерапевт. Другие видео на эту тему Вы можете посмотреть на нашем ютуб канале.

При этом соматические симптомы могут выступать на первый план, перекрывая по степени выраженности аффективные депрессивные расстройства.

В клинической картине доминируют вегетативные и соматические симптомы, что весьма затрудняет диагностику, тем более что характерная депрессивная симптоматика слабо выражена, стерта или вообще отсутствует.

Эти пациенты фиксированы на своих переживаниях и не рассказывают обычно о симптомах депрессии, которые у них есть, считая их второстепенными и несущественными. Более того, нередко вопросы врача о его настроении, проблемах, образе жизни воспринимаются крайне негативно, вызывая агрессию и раздражение.

Поэтому врачу не психиатру тяжело диагностировать такую депрессию, если только он не отодвинет в сторону, как занавесь, предъявляемые пациентом соматические жалобы, и не попытается заглянуть внутрь проблемы, с которой пришел больной, а также не посмотрит на нее с другой стороны.

Следует обращать внимание на «язык тела», характерный для пациентов в депрессивном состоянии. Такие люди перестают уделять внимание своему внешнему виду, одеваются небрежно и тускло, преимущественно в одежду темных тонов. Эти особенности больше заметны у женщин – они не используют косметику и украшения, пренебрегают прической.

При депрессии (кроме ажитированной) у человека замедляется речь и движения, ответы становятся односложными, выражение лица – невыразительным.

Но если врач сможет снять маску скрытой соматическими симптомами депрессии, то он увидит сниженное настроение, пессимистическую оценку прошлого, настоящего и будущего, сниженное желание выполнять привычную работу, утрату или снижение интересов и способности испытывать удовольствие от деятельности или событий, обычно связанных с положительными эмоциями, уменьшение активности, повышение утомляемости и снижение энергии. И эта симптоматика при тщательном анализе возникла накануне тех проблем, с которыми больной пришел к врачу соматического профиля (не психиатру).

Состояние депрессии скрывается за разными «масками»

Чаще всего депрессивное расстройство «прячется» под определенными «масками», которые мешают вовремя установить правильный диагноз и помочь больному:

Изменение пищевого поведения

Обычно наблюдается значительное снижение или полное отсутствие аппетита и, как следствие, – похудение. «Заедание» тревоги и депрессии, увеличение аппетита встречаются значительно реже.

Нарушение сна

Бессонница или повышенная сонливость, частые пробуждения, затруднения при засыпании, ранние пробуждения.

Болевой синдром

Всевозможные боли, которые не имеют под собой никакой основы, органической природы (головные боли диффузного характера, артралгии – боли в суставах, миалгии, фибромиалгии – боли в мышцах, боли в грудной клетке, в животе, в области сердца, невралгии тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит и т.д.).

Вегетативная дисфункция

Локальная потливость, мраморность или похолодание конечностей, стойкий белый дермографизм, лабильность сердечного ритма со склонностью к тахикардии и болями в области сердца, лабильность АД), что может восприниматься как кардионевроз с непрерывным или рецидивирующим течением более 3 месяцев или вегетососудистая дистония с неприятными ощущениями в области сердца, изменением силы и частоты сердечных сокращений, тахикардией, экстрасистолией.

Нарушения памяти

Трудности с запоминанием, снижение концентрации внимания и восприятия новой информации. При этом интеллект остается не сниженным, но пациенты ощущают несостоятельность в выполнении привычной профессиональной и бытовой работы, решении обычных вопросов (в моей практике были случаи, когда программист не мог выполнить элементарный набор текста, а домохозяйка не могла приготовить еду).

Функциональные нарушения

Сбои в работедругих внутренних органов, проявлениями которых являются запоры, метеоризм, головокружения, жжение в теле, ощущение мышечного напряжения, слабость в конечностях, кожный зуд, нейродермит, нарушение менструального цикла, эректильная дисфункция, снижение либидо, может наблюдаться тошнота, которая является эквивалентом тревоги, что часто сопровождает депрессию..

Астенические проявления

Слабость, утомляемость, нехватка энергии, сонливость.

Психопатологические расстройства

Навязчивости, тревожные расстройства, панические атаки, фобические расстройства, ипохондрические фобии – кардио-, канцерофобия и др., истерические реакции – склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям.

Патохарактериологические расстройства

Антисоциальное поведение с конфликтностью, вспышками агрессии, конфронтацией, наркомания, токсикомания, склонность к азартным играм, злоупотребление алкоголем, аутоагрессивное поведение с тенденциями к самоповреждениям.

Опасность скрытой депрессии

Такие больные, как правило, посещают бесконечное множество различных специалистов, предъявляя массу всевозможных жалоб, которые могут встречаться и при других соматических болезнях. Им проводят многочисленные исследования, которые не подтверждают ни соматические, ни неврологические заболевания.

Это больные, которые, несмотря на многомесячные обследования у различных специалистов, не имеют определенного диагноза.

Нередко их лечат симптоматически, пытаясь купировать определенный симптом, но лечение оказывается безрезультативным, и пациенты продолжают обращаться к врачам, а депрессия усугубляется, становиться затяжной и тяжелее поддается лечению.

Больные выпадают из социума, приносят страдания близким, теряют профессию, знакомых, навыки. У них в силу тяжести депрессии могут возникать идеи самообвинения, и страдания становятся невыносимыми. Мы можем потерять такого больного, так как процент суицидов при депрессии очень высок.

Но, владея достоверной информацией и соответствующими знаниями, можно вовремя диагностировать маскированную депрессию.

И если она не является достаточно выраженной и имеет причиной психотравмирующую ситуацию, можно попробовать справиться с помощью психолога или психотерапевта, взять отпуск и попытаться отдохнуть там, где много солнца, релакса и разных приятностей, попринимать седативные препараты растительного происхождения, а также с содержанием зверобоя, который частично повышает настроение.

Это тоже не конец, даже если состояние депрессии не пройдет. Выход есть всегда! Приходите за помощью к врачам, которые являются специалистами по депрессии. И не страшно, что их называют психиатрами, зато они знают, какой вам необходимо назначить антидепрессант, в какой дозе и на какое время.

А еще они знают, что сделать, чтобы депрессия не вернулась, и как раскрасить жизнь в яркие краски, если вы этого хотите!

Источник: https://psyhosoma.com/maskirovannaya-depressiya/

Маскированная депрессия

Укажите возможные маски депрессии в общесоматической практике

Ежегодно депрессивные расстройства диагностируются не менее чем у 200 миллионов человек. Один из десяти мужчин и одна из четырех женщин страдает депрессией на протяжении своей жизни.

Депрессия

О депрессии можно говорить бесконечно. И не только потому, что актуальность проблемы очень высока, а еще потому, что многообразие ее симптомов и проявлений напоминает женщину, которая часто меняет одежду, а иногда надевает маску, чтобы ее не узнали.

Ежегодно депрессивные расстройства диагностируются не менее чем у 200 миллионов человек. Один из десяти мужчин и одна из четырех женщин страдает депрессией на протяжении своей жизни.

По данным некоторых авторов, среди пациентов, обратившихся к специалистам общей практики, 68% имеют симптомы депрессии, а в общемедицинской практике маскированные депрессии или другие пограничные психопатологические состояния встречаются у 32,9% больных с неустановленным диагнозом.

Взаимодействие депрессии и соматических расстройств можно рассматривать с разных сторон.

1. Депрессия может проявляться в виде соматических расстройств.

2. Депрессия может быть следствием тяжелого соматического заболевания, например, злокачественных заболеваний или инсульта.

3.Депрессия и соматическое заболевание могут сосуществовать (например, при ВИЧ инфекции, при гастрите).

4. Депрессия может развиваться вследствие определенных гормональных заболеваний, таких, как гипотиреоз, климакс, синдром Кушинга.

5. Депрессия может развиваться при приеме некоторых лекарственных средств (например, антигипертензивных и некоторых гормональных препаратов).

Обилие жалоб, их необычное сочетание, которое не характерно для клинической картины ни одного соматического заболевания, позволяет предполагать маскированную (скрытую, ларвинованную, соматизированную) депрессию.

При этом соматические симптомы выступают на первый план, перекрывая по степени выраженности аффективные депрессивные расстройства. В клинической картине доминируют вегетативные и соматические симптомы, что весьма затрудняет диагностику, тем более что характерная депрессивная симптоматика слабо выражена, стерта или вообще отсутствует.

Эти пациенты фиксированы на своих переживаниях и не рассказывают обычно о симптомах депрессии, которые у них есть, считая их второстепенными и несущественными.

Более того нередко вопросы врача о его настроении, проблемах, образе жизни воспринимаются крайне негативно, вызывая агрессию и раздражение.

Поэтому врачу не психиатру тяжело диагностировать такую депрессию, если только он не отодвинет в сторону, предъявляемые пациентом соматические жалобы и не попытается заглянуть внутрь проблемы, с которой пришел больной к нему, а также не посмотрит на нее с другой стороны.

В этом ему помогут навыки по анализу «языка тела» и невербальной коммуникации. Больные депрессией обычно небрежно одеты, наряд их имеет серые или темные тона, женщины не накрашены, без прически и украшений, у них наблюдается скудность мимики и движений, невыразительная и монотонная речь, односложные ответы и др.

Но если врач сможет снять маску скрытой соматическими симптомами депрессии, то он увидит сниженное настроение, пессимистическую оценку прошлого, настоящего и будущего, сниженное желание выполнять привычную работу, утрату или снижение интересов и способности испытывать удовольствие от деятельности или событий, обычно связанных с положительными эмоциями, уменьшение активности, повышение утомляемости и снижение энергии. И эта симптоматика при тщательном анализе возникла накануне тех проблем, с которыми больной пришел к врачу соматического профиля (не психиатру).

Ниже показаны «маски» депрессии, которые мешают вовремя установить правильный диагноз и помочь больному:

  • нарушение пищевого поведения (обычно, снижение или отсутствие аппетита и как следствие – похудение, реже – «заедание» тревоги и депрессии),
  • нарушение сна (бессонница или повышенная сонливость, частые пробуждения, затруднения при засыпании, раннее пробуждение),
  • болевой синдром, всевозможные боли, которые не имеют под собой никакой основы, органической природы (головные боли диффузного характера, артралгии — боли в суставах, миалгии, фибромиалгии – боли в мышцах, боли в грудной клетке, в животе, в области сердца, невралгии тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит и т.д.),
  • вегетативная дисфункция (локальная потливость, мраморность или похолодание конечностей, стойкий белый дермографизм, лабильность сердечного ритма со склонностью к тахикардии и болями в области сердца, лабильность АД), что может восприниматься как кардионевроз с непрерывным или рецидивирующим течением > 3 мес. или вегетососудистая дистония с неприятными ощущениями в области сердца,  изменением силы и частоты сердечных сокращений, тахикардией, экстрасистолией,
  • нарушение памяти, снижение концентрации внимания и восприятия новой информации, при этом интеллект остается не сниженным, но пациенты ощущают несостоятельность в выполнении привычной профессиональной и бытовой работы, решении обычных вопросов (в моей практике были случаи, когда программист не мог выполнить элементарный набор текста, а домохозяйка не могла приготовить еду),
  • функциональные нарушения со стороны других внутренних органов (синдром раздраженной толстой кишки, синдром гипервентиляции и др., проявлениями которых являются: запоры, метеоризм, головокружения, жжение, ощущение мышечного напряжения, слабость в конечностях, кожный зуд, нейродермит, нарушение менструального цикла, эректильная дисфункция, снижение либидо),
  • астенические проявления (повышенная слабость, утомляемость),
  • «маски» в форме психопатологических расстройств (навязчивости, тревожные расстройства, панические атаки, фобические расстройства, ипохондрические фобии – кардио-, канцерофобия и др., истерические реакции – склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям),
  • «маски» в форме патохарактериологических расстройств (антисоциальное поведение с конфликтностью, вспышками агрессии, конфронтацией, наркомания, токсикомания, склонность к азартным играм, злоупотребление алкоголем, аутоагрессивное поведение с тенденциями к самоповреждениям).

Такие больные, как правило, посещают бесконечное множество различных специалистов, предъявляя массу всевозможных жалоб, которые могут встречаться и при других соматических болезнях. Им проводят многочисленные исследования, которые не подтверждают ни соматические, ни неврологические органические заболевания.

Это больные, которые, несмотря на многомесячные обследования у различных специалистов, не имеют определенного диагноза. Нередко их лечат симптоматически, пытаясь купировать определенный симптом, но лечение оказывается безрезультативным, и пациенты продолжают обращаться к врачам, а депрессия усугубляется, становиться затяжной и тяжелее поддается лечению.

Больные выпадают из социума, приносят страдания близким, теряют профессию, знакомых, навыки. У них в силу тяжести депрессии могут возникать идеи самообвинения, и страдания становятся невыносимыми. Мы можем потерять такого больного, так как процент суицидов при депрессии очень высок.

Но, обладая информацией и соответствующими знаниями, можно вовремя диагностировать маскированную депрессию.

 И если она не является достаточно выраженной и имеет как причину психотравмирующую ситуацию, можно попробовать справиться с помощью психолога или психотерапевта, взять отпуск и попытаться отдохнуть там, где много солнца, релакса и разных приятностей, принимать седативные препараты растительного происхождения.

Это тоже не конец, если состояние депрессии не пройдет. Выход есть всегда! Приходите за помощью к врачам, которые являются специалистами по депрессии. И не страшно, что их называют психиатрами. Они знают, что сделать, чтобы депрессия не вернулась. опубликовано econet.ru

Светлана Нетрусова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/168535-maskirovannaya-depressiya-snimaem-maski

Депрессии в общесоматической практике

Укажите возможные маски депрессии в общесоматической практике
Авторы: Подготовила Наталья Полищук
Консультант: Н. А. Марута, д. м. н., профессор, Институт психиатрии, неврологии и наркологии АМН Украины, г. Харьков

Сегодня депрессии значительно распространены во всем мире.

Согласно статистике ВОЗ 4-5% населения земного шара страдают этой патологией, при этом риск развития большого депрессивного эпизода составляет 15-20%. По данным ВОЗ и Национального института психологического здоровья США, женщины страдают депрессией чаще, чем мужчины.

Хотя бы раз в жизни клинически очерченный депрессивный эпизод переносят 7-12% мужчин и 25% женщин. В 60% случаев отмечаются рецидивы, и риск их развития тем выше, чем слабее был терапевтический эффект при лечении предыдущего депрессивного эпизода.

Довольно часто заболевание сопровождается аутоагрессией в той или иной степени. В 15% наблюдений пациенты, страдающие депрессией, совершают суицид, что составляет 60% от всех самоубийств.

Медико-социальное значение депрессии еще определяется и тем, что эта патология занимает четвертое место во всем мире среди других заболеваний по величине расходов, налагаемых на общество, которые на 97% обусловлены нетрудоспособностью больных и только на 3% — расходами на антидепрессанты.

Депрессии часто встречаются в общесоматической практике. В таких развитых странах, как Швеция, Испания, США, Австралия, Япония частота депрессий у больных соматического стационара, обратившихся за консультативной психиатрической помощью достигает 20-29% (R. E. Ruskin, 1995; H. Pauser et al., 1997; T. Hattori, 1998; L. D. Bertolo, 2001).

Президент Всемирной психиатрической ассоциации A. Okasha приводит следующие данные: депрессию обнаруживают у 22-33% госпитализированных больных, у 38% онкологических, у 47% больных инсультом, у 45% — инфарктом миокарда, у 39% — паркинсонизмом.

По данным сплошного клинико-эпидемиологического обследования 921 пациента многопрофильной больницы г. Москвы, частота депрессивных расстройств составляет 20,5%, то есть депрессией страдает каждый пятый пациент (А.

 Б. Смулевич с соавт., 1999). В этом исследовании в структуре депрессивных состояний преобладали эндогенные депрессии (38,5%) и дистимии (33,8%), в то время как психогенные (10,8%) депрессии занимали последнее место.

Анализируя распространенность депрессии в общесоматической практике, необходимо отметить, что среди лиц пожилого и старческого возраста, обращающихся за амбулаторной помощью, депрессия встречается в 17,4% случаев (И. В. Зозуля, 1998).

По результатам исследования (C. Kirk, M. Saunoless, 1997), в котором приняло участие 2700 больных, распространенность депрессии среди пациентов неврологических клиник составляет 17%.

В равной по объему выборке (психиатрический кабинет одной из поликлиник г.

 Москвы) доля депрессивных расстройств занимает 38,2%, из которых реактивные депрессии — 28,1%, легкие — 18,9%, умеренно тяжелые — 9,2%, эндогенные в рамках циклотимии — 10,1%.

О наличии проблем в диагностике и лечении депрессий свидельствует следующая статистика. Лишь 20% больных с аффективными расстройствами обращаются за медицинской помощью (чаще к терапевтам). Только 30% пациентам из этого числа правильно выставляется диагноз, а 25% из них получают адекватную терапию (N. Sartorius, 2001).

В связи со стигматизацией диагноза, соматизацией симптомов депрессии, недостаточностью навыков диагностики данной патологии у врачей соматического профиля 80% больных с депрессией лечатся по поводу самых разнообразных заболеваний и только ничтожно малая часть их обращаются к психиатрам (M. S. Madianos., C. N. Stefanis.,1999).

Согласно МКБ-10 к признакам депрессивного расстройства относятся:

  • сниженное настроение;
  • утрата интересов и удовольствия;
  • низкая энергичность;
  • подавленная активность;
  • снижение способности к сосредоточению и вниманию;
  • заниженные самооценка и чувство уверенности в себе;
  • чувство виноватости и собственного уничтожения (даже при легком типе эпизода);
  • мрачное или пессимистическое видение будущего;
  • идеи или действия по самоповреждению или суициду;
  • нарушенный сон;
  • плохой аппетит.

Кроме того, современные депрессии имеют свои отличительные особенности. По результатам обследования 306 больных обнаружено преобладание симптомов тревоги у 82% больных в структуре депрессивного расстройства.

Другой клинико-психопатологический признак современных депрессий — коморбидность — выявлена у 53,3% обследованных: сочетание депрессии с соматической патологией (18,6%), неврологической (13,4%), стоматологической (13,7%), гинекологической (8,2%).

Характерно доминирование сомато-вегетативной составляющей депрессий, что регистрируются у 64,7% больных.

Возможны сомато-вегетативные проявления в виде нарушений сердечно-сосудистой системы (кардиалгический синдром, аритмия, вегето-сосудистая дистония); патологии органов дыхания (расстройство дыхательного ритма, ларингоспазм, кашель); желудочно-кишечного тракта (аэрофагия, отрыжка, рвота, гастралгия, кишечные колики, вздутие, запоры); со стороны мочевыделительной системы (поллакиурия, полиурия); головных болей (психагии нервно-мышечного, нервно-сосудистого характера); сексуальных нарушений (снижение либидо, расстройство эрекции, эякуляции, оргазма), снижения массы тела; вегето-висцеральных кризов (симпато-адреналовые, ваго-инсулярные, смешанные).

Особое внимание сегодня обращают на себя вегето-висцеральные кризы, частота которых в структуре депрессивных расстройств растет.

Общность симптомов соматической патологии и депрессии обусловливает протекание депрессий под различными «масками».

«Маски» в форме вегетативных, соматизированных и эндокринных расстройств:

  • синдром вегето-сосудистой дистонии, головокружение;
  • функциональные нарушения внутренних органов;
  • нейродермит, кожный зуд;
  • анорексия, булимия;
  • импотенция, нарушения менструального цикла.

«Маски» в форме алгий:

  • цефалгии;
  • кардиалгии;
  • фибромиалгии;
  • невралгии (тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит);
  • спондиллоалгии;
  • псевдоревматические артралгии.

Встречаются «маски» в форме психопатологических расстройств:

  • тревожно-фобические (генерализованное тревожное расстройство, панические атаки, агорафобия), обсессивно-компульсивные (навязчивости);
  • ипохондрические;
  • неврастенические.

«Маски» в форме патохарактерологических расстройств:

  • расстройства влечений (дипсомания, наркомания, токсикомания);
  • антисоциальное поведение (импульсивность, конфликтность, вспышки агрессии);
  • истерические реакции (обидчивость, плаксивость, склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям, принятие роли больного).

«Маски» в форме нарушения биологического ритма:

Учитывая возможность развития маскированной депрессии, возникает необходимость выделения дифференциально-диагностических критериев для ее распознавания.

В первую очередь, диагностика соматизированных депрессий и депрессий, коморбидных соматическому заболеванию, должна основываться на установлении отдельных наиболее значимых симптомов депрессии (тоска, подчиненность самочувствия суточному ритму, как правило с улучшением к вечеру, реже утром, идеи самообвинения, суицидальные мысли, периодичность манифестации болезненной симптоматики, ремиттирующее течение). Однако в реальной жизни далеко не всегда можно выявить четко очерченную симптоматику, часто не определяется цикличность, не возникает патологический суточный ритм, поэтому кардинальными признаками соматизированных депрессий следует считать, во-первых, несоответствие между полиморфизмом соматоформных проявлений, потребностью в медицинской помощи, с одной стороны, и отсутствием объективно выявляемых признаков соматического заболевания, с другой; и, во-вторых, улучшение состояния на фоне приема антидепрессантов.

Необходимо также учитывать в процессе диагностики следующие данные: психопатологические расстройства в анамнезе, особенности преморбида и наследственную отягощенность.

Должно настораживать наличие в прошлом депрессивных и гипоманиакальных эпизодов, суицидальных попыток, определенных видов акцентуации (циклоидного, гипертимного, тревожно-мнительного, истерического, «пограничного» и шизоидного конституционального типов с чертами реактивной лабильности).

Лечение депрессивных больных должно предпочтительно осуществляться в общесоматических учреждениях, при легком течении заболевания — амбулаторно. К препаратам, назначаемым для лечения депрессивных состояний, предъявляется ряд требований.

Препарат должен обладать минимально выраженными побочными эффектами (нейротропными и соматотропными), которые могут нарушать функции внутренних органов, усугублять патологию.

Препараты не должны вызывать признаков поведенческой «токсичности» и обладать малой вероятностью нежелательного взаимодействия с соматотропными и/или иными препаратами, высокой безопасностью при передозировке, простотой в использовании (возможность назначения фиксированной дозы препарата или минимальная потребность в ее титрации).

Перечисленным требованиям отвечает препарат Эглонил — специфический нейролептик, тимонейролептик, относящийся к группе замещенных бензамидов.

Характеризуя фармакологические свойства Эглонила, следует отметить, что он воздействует на дофаминергические рецепторы, преимущественно Д2 рецепторы лимбических структур и гиппокамп.

К серотонинергическим, норадренергическим, холинергическим, гистаминергическим и ГАМК-эргическим рецепторам Эглонил имеет слабое сродство. Он проявляет себя лишь в некоторых тестах нейролептической активности и не обладает каталептогенным действием.

Интересно отметить, что Эглонил имеет два противоположных фармакологических действия (соответственно два психотропных эффекта): в малых дозах препарат блокирует обратный захват дофамина (активирующий эффект), при назначении высоких доз происходит нарушение дофаминергической передачи (собственно нейролептический эффект).

Кроме того, данный препарат регулирует деятельность гипоталамо-гипофизарной системы, что приводит к усилению выработки соматотропного гормона (анаболический, заживляющий эффекты). При его приеме улучшаются кровоснабжение и моторика желудка и кишечника. Последнее обстоятельство позволяет успешно использовать Эглонил в лечении язвенной болезни.

К достоинствам препарата относится его малая токсичность: острая токсическая доза в десятки тысяч раз превышает терапевтические. Эглонил не потенцирует действие барбитуратов и опиатов.

Таким образом, терапевтическое действие Эглонила проявляется антистрессорным, антидепрессивным, антипсихотическим, антигаллюцинаторным, антибредовым эффектами. Препарат уменьшает головокружение, улучшает деятельность желудочно-кишечного тракта.

Побочные эффекты, такие как сонливость, седация, умеренная гипотензия, гиперкинетический синдром (тремор, акатизия), дискинетический синдром (кратковременные сокращения мышц лица, насильственные глотательные движения, перемещения языка в полости рта), поздняя дискинезия, аменорея, галакторея, импотенция, фригидность возможны при назначении высоких доз и не всегда приводят к отмене препарата. Как правило, эти явления устраняются при снижении дозы.

Главной особенностью Эглонила является двойной дозозависимый эффект: низкие и средние дозы (до 600 мг/сут) обусловливают антидепрессивный, противотревожный, противоболевой эффекты, стимуляцию психомоторной активности; высокие дозы (600-1200 мг/сут) — антипсихотическое действие.

В завершение следует отметить, что согласно многочисленным клиническим наблюдениям под влиянием препарата Эглонил у больных депрессиями наблюдается выраженная положительная динамика показателей качества жизни (физическое и психическое благополучие, трудоспособность, личностная реализация и т.д.

), что, в свою очередь, выступает основным критерием эффективности проводимой терапии у данной категории больных.

  • Номер:
  • № 73 июнь – Общетерапевтический номер

03.01.

2020 Ендокринологія Вплив метформіну на мікробіоту кишечнику та імунну систему як поле майбутніх досліджень

Історія розвитку метформіну, що вивела його на позиції найбільш застосовуваного засобу для лікування цукрового діабету (ЦД) 2 типу, не була типовим продуманим шляхом розробки ліків.

Навпаки, значну роль відіграли інтуїтивне застосування та вивчення робіт середньовічних лікарів-травників. Неочікувані молекулярні механізми дії метформіну були з’ясовані пізніше і дотепер залишаються остаточно не вивченими….

03.01.2020 Ендокринологія Підсумки року в діабетології: вражаючі нові дослідження та кардинальні зміни рекомендацій

В останньому місяці року, що минає, прийнято підбивати його підсумки та намагатися зазирнути в перспективу року прийдешнього.

У рамках уже традиційної для «Медичної газети «Здоров’я України» рубрики ми разом із провідними експертами згадуємо й аналізуємо найважливіші події року, котрі істотно впливатимуть на клінічну практику в певній галузі медицини.

Цьогоріч украй значні зміни й інновації відбулися в ендокринології, зокрема у веденні пацієнтів із цукровим діабетом (ЦД)….

03.01.2020 Ендокринологія Инновационный подход к интенсификации лечения пациентов с сахарным диабетом

Научно-практическая конференция, состоявшаяся в рамках образовательного проекта «Школа эндокринолога» (31 октября – 2 ноября, г. Одесса), традиционно собрала большую аудиторию.

В ходе мероприятия ведущие специалисты в области эндокринологии представили доклады, посвященные нюансам лечения сахарного диабета (СД), заболеваний паращитовидных желез, менопаузальных гормональных расстройств и др….

03.01.2020 Гастроентерологія Стан підшлункової залози у хворих із метаболічними порушеннями

Темп життя сучасної людини призводить до раннього виникнення метаболічних порушень, які найчастіше розвиваються на тлі інсулінорезистентності (ІР), і фактично до лікарів потрапляють пацієнти не тільки з наявними факторами ризику розвитку захворювань, а з патологічними станами, що вже відбулися. Метаболічно аномальний фенотип формується в результаті дії таких факторів, як низька або відсутня фізична активність, куріння, ожиріння, дисліпідемія, стрес….

Источник: https://www.health-ua.com/article/19100-depressii-v-obshesomaticheskoj-praktike

ВашДоктор
Добавить комментарий