Сколько пить нейролептики после первого психоза

Признаки синдрома отмены «Сероквеля» и других антипсихотических средств

Сколько пить нейролептики после первого психоза

Лечение расстройств работы нервной системы предполагает использование различных методик. Применяется и фармакологическая терапия, направленная на коррекцию самочувствия пациента. Большой группой препаратов являются антипсихотические средства, или нейролептики.

Они используются при лечении депрессии, шизофрении и других тревожных состояний, сопровождающихся когнитивными расстройствами и нарушениями мышления. «Сероквель» – популярный препарат, действие которого достигается за счет содержания кветиапина фумарата.

Он обладает выраженным эффектом, благодаря избирательному влиянию на серотониновые и допаминовые рецепторы, что обуславливает снижение риска формирования неприятных последствий.

Сложность в использовании препарата обусловлена развитием своеобразного привыкания к нему. Лекарство не вызывает зависимости, однако при неправильном окончании его приема развивается синдром отмены «Сероквеля». Механизм подобной реакции связан с особенностями работы центральной нервной системы. Именно поэтому использование таких средств требует контроля врача.

Механизм возникновения синдрома отмены нейролептиков

Антипсихотические препараты насчитывают огромное количество медикаментов. Принято разделять их на несколько классов:

  1. Производные фенотиазина отличаются слабым эффектом, поэтому применяются в случаях необходимости легкой коррекции неврологических нарушений. Эти средства редко вызывают возникновение побочных эффектов и привыкание. К данной группе относят «Сонапакс», «Тералиджен» и «Этаперазин».
  2. Производные пиперазина и пиперидина характеризуются разнообразным химическим строением, чем обусловлена различная интенсивность воздействия данных медикаментов на организм. Некоторые препараты обладают мягким эффектом, другие применяются только в тяжелых случаях для лечения агрессивных пациентов. К этому классу относятся такие средства, как «Галоперидол», «Рисперидон» и «Рисполепт».
  3. Производные тиоксантена обладают широким спектром действия и позволяют регулировать работу адренергических рецепторов. Применяются при противосудорожной терапии. К данной группе относят препараты «Труксал», «Флюанксол» и «Хлорпротиксен».
  4. Производные бензамида отличаются незначительным воздействием на печень, что позволяет использовать их у пациентов, чей анамнез отягощен сопутствующими проблемами. Данное свойство обусловлено особенностями метаболизма соединений. Среди препаратов этой группы выделяют «Бетамакс» на основе сульпирида, «Тиаприд» и «Топрал».
  5. Производные дибензодиазепина и ряда сходных химических веществ обладают выраженным седативным эффектом, не провоцируя при этом неврологических расстройств. Именно к этой группе относится «Сероквель», а также такие средства, как «Азалептин» и «Клозапин».

Симптомы синдрома отмены наиболее выражены у сильнодействующих медикаментов, таких как «Галоперидол» и «Хлопротиксен». Причиной подобного осложнения является особенность метаболизма этих нейролептиков.

Терапевтический эффект заключается в блокировании рецепторов нервных клеток. «Сероквель» в процессе своего метаболизма также оказывает угнетающее влияние на синапсы. Медиаторы, играющие важную роль в передаче импульса по нейронам, перестают работать.

Возбуждение, генерирующееся при заболевании, не распространяется на окружающие клетки. Именно для этого используются антипсихотические средства. При резкой отмене нейролептиков формируется гиперчувствительность рецепторов к воздействию химических соединений.

Такой каскад реакций провоцирует ухудшение состояния пациента и требует более длительного периода реабилитации.

Основные симптомы синдрома отмены антипсихотических средств

Различают несколько характерных признаков, сопровождающих подобное нарушение:

  1. Психозы, связанные с гиперчувствительностью допаминовых рецепторов. Они проявляются обострением первичного заболевания. При резком окончании приема нейролептиков развитие навязчивых состояний регистрируется и у пациентов, у которых отсутствуют данные о неврологических расстройствах в анамнезе. Человек становится излишне возбудимым, агрессивным и раздражительным.
  2. Поздняя дискинезия – симптом, характеризующийся развитием непроизвольных подергиваний мышц и движений конечностей. Возникает дрожь, нервный тик и спазмирование мускулатуры. В тяжелых случаях пациенты жалуются на возникновение приступов судорог и потерю контроля движений.
  3. Синдром холинергической «отдачи» формируется при резкой отмене средств, блокирующих соответствующие рецепторы. Проявляется патология в виде нарушений сна, тревоги и появления тошноты. Подобные признаки наиболее характерны для отмены «Аминазина» и «Клозапина».
  4. «Ранняя активация» – относительно новый термин, использующийся при описании реакции пациентов на резкое прекращение использования нейролептиков. Он подразумевает развитие повышенной двигательной и психической активности. Симптомы включают в себя также бессонницу и агрессию по отношению к окружающим.
  5. Возможно проявление неспецифичной клинической картины. Это связано с тем, что нервная система участвует в контроле работы всего организма. Регистрируются жалобы на головную боль, желудочно-кишечные расстройства и повышенное потоотделение.

В большинстве случаев синдром отмены «Сероквеля» проявляется в течение первых 4–7 дней после резкого прекращения использования препарата. Максимальная длительность такого состояния не превышает 4 недель.

При этом данная клиническая картина чаще формируется на фоне предшествующего длительного использования нейролептика. Однако развиться синдром отмены способен и при кратковременном курсе приема «Сероквеля».

Избежать возникновения неприятных симптомов удается за счет постепенного снижения концентрации препарата в крови.

Если чрезмерная возбудимость, головные боли или соматические расстройства проявляются длительное время и даже при правильном использовании нейролептиков, требуется обратиться к врачу. Чаще всего подобная клиническая картина является результатом проявления основного заболевания.

Синдром отмены ряда антипсихотических средств, таких как «Этаперазин» и «Промазин», встречается реже. Это связано с особенностями их метаболизма и химической структуры.

Однако прекращение использования лекарств также требует консультации и контроля врача.

Последствия окончания применения зависят как от правильного приема, так и от первичного заболевания, на которое направлено использование медикаментов. Есть мнение и о важности терапевтической дозировки.

Рекомендации по устранению синдрома отмены

Развитие патологии лучше предотвратить. Для этого необходимо постепенное снижение используемой пациентом дозировки. Такой подход позволяет избежать развития гиперчувствительности рецепторов центральной нервной системы.

Если синдром отмены нейролептика уже сформировался, то прибегают к применению транквилизаторов и ноотропов. В тяжелых ситуациях пациентов госпитализируют и проводят плазмаферез, позволяющий очистить кровь от продуктов метаболизма лекарственных средств.

Практикуется и использование инфузионной терапии, особенно когда клинические признаки не являются специфичными.

Стратегия предотвращения синдрома отмены антипсихотических препаратов предполагает следующие принципы:

  1. При планировании введения нового нейролептика рекомендуется титрование ранее не использованного средства, при этом доза старого агента медленно снижается. К сожалению, на сегодняшний день не существует руководств по правильному переходу с одного антипсихотика на другой. Поэтому подобная тактика требует тщательного контроля врачом состояния пациента.
  2. Когда необходимо полное прекращение приема нейролептика, дозировка лекарства снижается постепенно. При этом интервал уменьшения концентрации препарата должен составлять от 4 до 8 недель.
  3. Если симптомы синдрома отмены развиваются даже при медленном отказе от использования антипсихотических средств, потребуется временное незначительное повышение дозы. Когда состояние пациента вновь становится стабильным, а проявления синдрома отмены исчезают, возобновляется постепенный отказ от их использования.

Регистрируются и тяжелые случаи. У некоторых пациентов, страдающих от неврологических расстройств, прекращение приема лекарственного средства может сопровождаться существенным ухудшением состояния.

При этом синдром отмены нейролептиков возникает даже при постепенном снижении их дозировки. В таких случаях используют дополнительную медикаментозную поддержку для облегчения состояния больного в период отказа от антипсихотиков.

С этой целью применяются холинолитические средства, бета-блокаторы, бензодиазепины.

Отзывы

Егор, 36 лет, г. Екатеринбург

Длительное время страдал от депрессии. Обратился за помощью к врачу. Психиатр прописал мне препарат «Сероквель». Принимал его в течение месяца. Чувствовал себя лучше, использовать медикамент перестал. Появилась постоянная тревога и напряжение. Врач диагностировал синдром отмены. Курс приема лекарства возобновили. Сейчас начинаю постепенно снижать дозировки под контролем доктора.

Наталья, 47 лет, г. Москва

У меня шизофрения. В связи с этим периодически посещаю психиатра. В последний раз доктор прописал «Сероквель». Пить его нужно было в течение двух месяцев. Врач не предупредил, что прекращать прием резко нельзя. Развился синдром отмены, появилась дрожь в ногах и бессонница. Мне назначили транквилизаторы. После их приема чувствую себя лучше.

(1 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://ProSindrom.ru/abolitio/sindrom-otmeny-serokvelya-i-drugih-antipsihoticheskih-sredstv.html

Про нейролептики (Часть 1)

Сколько пить нейролептики после первого психоза

Ну что, мои маленькие шизофреники, продолжим тему разных таблеток, от которых можно словить “приход”. Транквилизаторы мы разобрали, антидепрессанты – тоже, пришло время самых жестких препаратов.

Нейролептики, или антипсихотики – отличная группа таблеток, которая может спустить тебя с небес на землю, лишить экстрасенсорных способностей, убрать связь с Богом.

Моя любимая группа препаратов, потому что не только уничтожает камеры вокруг тебя (это я про манию преследования), но и убирает тревогу, дарит спокойствие, умиротворение, а также хорошо убирает различные ощущения по телу (жжение, горение, ползание мурашек) и различные негативные мысли в голове.

Если подобрать нужную дозировку, то нейролептики можно использовать в лечении тревоги, депрессии, тиков, заикания, нарушения поведении у детей, лечении боли и еще огромного списка заболеваний.

Но, как правило, не бывает бочки мёда без ложки дёгтя, расплачиваться приходится различной жесткой побочкой, которая зависит от человека, дозы употребляемого вещества и, конечно же, от препарата.

И самая жесткая побочка- это нейролептический синдром, поздняя дискинезия и синдром Паркинсона. Какие страшные названия! Но в общем плане такие вещи возникают либо при длительном приеме нейролептиком, либо при высоких дозировках.

Поэтому это, скорее всего, не про тебя (если у тебя не шизофрения, и ты не пьешь лошадиную дозу старых нейролептиков).

Остальное — сонливость и заторможенность, но если это беспокоит просто нужно уменьшить дозировку или заменить препарат.

Почему так долго не писал? Пробовал их на вкус. И скажу точно, любой нейролептик (даже если он дневной) вводит тебя в состояние релаксации и это чем то хорошо – меньше дурных мыслей в голове.

Итак, большинство людей думают, что нейролептики делают человека овощем, стирают “кору” головного мозга и делают человека идиотом. Нет, это не совсем так.

Эти препараты достаточно безопасные и эффективные, если их использовать с умом. Существует две группы нейролептиков: атипичные и типичные.

Разницы в них огромная, от атипичных нейролептиков человек меньше ловит побочек. Начнём с самых легких.

Сульпирид (Бетамакс, Эглонил). Дневной нейролептик, обладает хорошим стимулирующим (в малых дозах) и успокаивающим действием, поэтому чаще используется в первой половине дня.

Наверное самый любимый препарат, который используется в гастроэнтерологии при неврогенных заболеваниях желудочно-кишечного тракта: синдром раздражённого кишечника, функциональная диспепсия и т.д.

Это, кстати, повод задуматься людям, которые уже годами ходят к гастроэнтерологам и не получают эффект – а не пора ли к неврологу или психиатру? Побочек от него целый список, но чаще встречается у женщин – повышение пролактина. В целом хорошо переносится.

Флупентиксол (Флюанксол) В малых дозах дневной нейролептик. Хорошо подходит при неврозах и депрессиях.

В высоких дозировках можно лечить шизофрению, чего, конечно, делать не нужно, потому что есть препараты эффективнее.

По действию на нервную систему (в малых дозах) почти не отличается от эглонила (у меня в голове они примерно равны). Из побочных действий: слабость, сонливость. Хорошо переносится.

Тералиджен. Мягкий, и зовет тебя в постель. Применяется неврологами в стационарах для тех людей, которые мешают им спать, вопросами можно мне померить давление? Таблеточка на ночь, и человек спит всю ночь.

Промазин (Пропазин). Классный препарат, когда твоя бабушка считает, что соседи пытаются ее отравить или пытается надеть на тебя шапочку из фольги. Мягкий, и хорошо подходит для ослабленных пациентов в состоянии деменции.

Рисперидон (Рисполепт, Рилептид, Ридонекс, Риссет, Торендо). Просто няшный препарат, и он есть в растворе (сейчас поймёте почему). Дело в том что этот препарат хорошо идёт при выраженном неврозе, тревожной депрессии.

Я бы не сказал, что препарат выбора при взрослой шизофрении (не хочу кидать камень в огород, препарат хороший, но слабый), а для детской шизофрении, аутизме, задержке психоречевого развития отлично подходит. Тем более в растворе титровать дозу удобнее.

Редко вызывает, так называемый, нейролептический синдром. Слабость, сонливость от него обеспечена (зато эффект!)

Продолжим по списку дальше чуть позже. Впереди на ждут: оланзапин, клозапин, кветиапин, сонапакс, клопиксол, неулептил, аминазин и конечно же любимый всеми галоперидол.

Картинка баян, но я до сих пор ржу.

Есть вопросы? Постараюсь ответить, почта dr.chemordakov@yandex.ru

Источник: https://pikabu.ru/story/pro_neyroleptiki_chast_1_6300440

Сколько пить нейролептики после первого психоза – Нервные болезни

Сколько пить нейролептики после первого психоза

Доброго времени суток. Ситуация такова:

Я 1981 года рождения. В начале января 2011 перенес психоз. Диагноз F23.0 Острое полиморфное психотическое расстройство без симптомов шизофрении.

Психозу предшествовала длительная скрытая депрессия протяженностью минимум 5 лет. Последние полтора два года перед психозом — была частая резкая смена настроения. От эйфории до грусти. От веселья до горя.

Психоз развился в течении нескольких дней. Детали психоза, бредовое восприятие, изменение сознания, идеи мысли, поступки помню хорошо процентов на 90%. Затем принудительная госпитализация.

Вывели меня из состояния психоза в течении полутора недель. В клинике провел месяц и 11 дней(февраль).

Вышел оттуда в нормальном состоянии (относительно на сколько я мог сравнивать с тем кошмаром который был до поступления).

После выписки из клиники назначили укол модитен-депо раз в месяц. И 200 мг. клозапина в день. Чувствовал себя слегка скованным в мыслях. Прекратил принимать клозапин в марте(постепенно уменьшая дозу к 14 отменил), и не сделал укол вовремя. В результате едва не начался повторный психоз. Чувствовал начинающееся изменение сознания, критика к психозу помогла удержаться.

Затем в течении нескольких дней появилось беспокойство обострилась неусидчивость, ощущение контуженности. Невозможность концентрироваться, не возможность ничем долго заниматься. В итоге ходил к разнцым врачам назначали различные нейролептики — кетилепт, хлорпротексен и АД — амитриптилин, стимулотон. В итоге в мае (9 числа) перестал принимать НЛ.

Прринимал только антидепрессанты.

Несмотря на это, все вышеописанные симптомы продолжались до июня. Доходило до того что не мог ни сидеть ни лежать, на стенку лез буквально. Всю весну. Я не знаю до сих пор от чего это было, последствия психоза или побочные эффекты от НЛ.

К июлю Неусидчивость акатизия (или ее подобие) прошли. Но появилась сильнейшая апатия абулия ангедония, бессилие, слабость эмоций, отупение (думал что у меня шизофрения и негативная симптоматика) .

К этому можно добавить, то что я полностью потерял ко всему интерес. Стал совершенно другим. Будто душу выняли, оболочка лишь осталась. 3 июля прекратил прием АД. — Толку все равно никакого от них.

Препараты не принимаю никакие, и по прошествии времени не жалею о своем выборе.

Так и просуществовал как ходячее растение до конца сентября. Начала октября. Теперь заметил дальнейшее медленное постепенное улучшение состояния. Немножко появился интерес к жизни, стал иногда выходить на улицу.

Хотя апатия и абулия попрежнему присутствуют, но уже не так сильно как прежде. И еще заметил, что начали возвращаться перепады настроения с возрастающим возвращением эмоций. Если раньше был подавлен полностью.

То теперь снова швырять стало эмоционально вверх вниз — как в последние полтора года перед психозом.

И еще один интересный факт. Хотите верьте хотите нет. Беда заставила побегать не только по врачам но и по экстрасенсам.

Экстрасенс глянув меня сказал все о моем и не только (я был не один) здоровье в прошлом, совершенно точно, так же сказал что я перенес психическое расстройство. Но не страдаю заболеванием. Указал на истощение жизненной энергии.

Сказав, что в клиническом лечении и нейролептиках я не нуждаюсь. (По крайней мере его мнение таково) .

Оговорюсь про препараты. НЛ перестал принимать из за их побочных эффектов и действия на мышление. До сих пор не могу понять что было весной. Либо побочки от НЛ либо последствия психоза такие.

Критика мыслей возникавших в психозе, бреда, изменения сознания присутствует. Симптомы начала психоза (изменение восприятия) не возвращаются.

А АД — мне просто не помогают пил неделями — амитриптилин, стимулотон, иксел. Улучшения не было.

Хочу сейчас, по прошествии времени, немного придя в себя, поняв немного больше свое положение, и слегка вникнув в тему психиатрии, задать вопросы специалистам:

1. Что меня больше всего волнует. Как долго может длиться восстановление после психоза? (например исходя из вашего опыта наблюдений пациентов) 2. Восстановится ли психика полностью? 3. Какова возможная причина психоза? Может ли длительная депрессия с постепенных уходом от реальности(порой не очень приятной) привести к психозу?

4. Есть ли риск повторения? Меня беспокоит, то что я указал выше — «Если раньше был подавлен полностью. То теперь снова швырять стало эмоционально вверх вниз — как в последние полтора года перед психозом.» — Понимаю, что надо не пускать на самотек, искать возможно хорошего психотерапевта.

Использованные источники: forums.rusmedserv.com

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Неврастения и бессонница

  Бессонница роман крона

  Психозы и их приемы

Форум

Кто нибудь есть кого психиатры вводили в транс и в. Психиатр расстрелян своим пациентом

Last post by М.Тихомиров авг 24, 2018

Насколько удалось разобраться по хорватским источн. Американская действительность

Last post by dmitry.ivanov998 авг 20, 2018

[i:347qtkhe][b:347qtkhe][quote:347qtkhe]Автор — из. Принудительное амбулаторное лечение

Last post by sergey28 авг 19, 2018

придите в отдел кадров или позвоните и узнайте как. метод избавления от шизофрении

Last post by sergey28 авг 18, 2018

Свой метод избавления от шизофрении или погранично.

Источник: http://halalmemorial.ru/simptomy-psihozov/skolko-pit-nejroleptiki-posle-pervogo-psihoza

Нейролептики: как отказаться от них и бросить употреблять

Сколько пить нейролептики после первого психоза

Для восстановления психического состояния человека использовались различные способы.

сначала пациентов с психозами лечили при помощи опиатов, затем применялись антигистаминные препараты, и лишь в середине прошлого века появились нейролептики первого поколения. В настоящий момент список этих препаратов огромный.

Их успешно используют для восстановления центральной нервной системы человека, при этом их оборот контролируется государством, а купить сильнодействующие нейролептики без рецептов невозможно.

+7 (495) 120-16-76 звоните!

Неконтролируемый прием нейролептиков – причина нейролепсии

Специалисты используют нейролептики для восстановления эмоционального состояния пациентов и улучшения мозговой активности.

В первую очередь, они действуют успокаивающе на нервную систему человека, а использовать их необходимо строго под наблюдением врача, а неконтролируемое применение препаратов данной серии может стать причиной нейролепсии.

В этом случае происходит снижение двигательной и психологической активности – неконтролируемый прием нейролептиков приводит к тому, что человек живет в своем мире и становится безразличным к происходящему вокруг него.

Принцип действия нейролептиков

Несмотря на большой список нейролептиков, все они оказывают на организм человека примерно одинаковое действие. Они, в частности, блокируют определенные нервные рецепторы человека, особенно это касается дофаминовых рецепторов (D2). Благодаря этому препараты обладают антипсихотическим действием, почему и называются часто антипсихотиками.

В отличие от других медицинских препаратов, которые всасываются через кровь, активные вещества нейролептиков концентрируются в тканях головного мозга. Они связываются с белками крови, после чего попадают в мозг. Поэтому специалисты не рекомендуют применение нейролептиков одновременно с другими препаратами, также доставляемыми в мозг посредством белка крови.

Рекомендации по использованию нейролептиков

Нейролептики нашли широкое применение в медицине – благодаря своим антипсихотическим свойства они входят в комплекс мер по лечению психозов. При этом специалисты и пациенты отмечают следующие положительные эффекты после приема нейролептиков:

  • при наличии у пациента психических расстройств, он избавляется от них на долгое время;
  • проходят галлюцинации, исчезает бредовое состояние;
  • стимулируется подавленная психика, проходит депрессия;
  • возрастает активность головного мозга, улучшается мозговая деятельность;
  • нормализуется сон.

Помимо использования в психиатрии, стоит отметить, что нейролептические препараты также используются в случаях, не связанных с необходимостью восстановления психики.

Благодаря своим терапевтическим особенностям, они используются для усиления анальгетиков, что позволяет получить максимальный эффект от наркоза.

Используют их также для подавления рвотных рефлексов и борьбы с икотой, отмечаются также антиаллергенные свойства нейролептиков, они используются для снижения температуры тела во время операций на сердце и головном мозге.

Побочные эффекты при применении нейролептиков

При неправильном применении препаратов из списка нейролептиков нередко возникают нежелательные явления. У пациентов начинают дрожать руки, появляются судороги.

Под воздействием препаратов увеличивается выработка пролактина, поэтому даже у мужчин появляется молозиво – секрет молочной железы, вырабатываемый в последние дни беременности.

Что касается женщин, то у них может нарушаться менструальный цикл – следствие снижения количество вырабатываемого женского гормона.

Нейролептические препараты оказывают серьезное действие на психику, поэтому использовать их можно строго по назначению врача, не превышая прописанные дозировки. Список побочных эффектов можно продолжить следующими симптомами:

  • спазмы, напоминающие эпилептические приступы (мышечная дистония);
  • нарушение двигательных функций – движения становятся неконтролируемыми;
  • дрожательный паралич или синдром паркинсонизма;
  • нарушение состава крови, а часто происходит уменьшение количества лейкоцитов;
  • нарушения работы сердца (аритмия);
  • пониженное давление;
  • проблемы с желудочно-кишечным трактом – запоры, поносы, резкий набор веса;
  • гепатит;
  • снижение половой активности за счет превышения количества пролактина в крови;
  • расширение зрачков и светобоязнь;
  • аллергические высыпания на теле.

В лечении психических заболеваний часто используют одновременно нейролептики и транквилизаторы. Это позволяет эффективней бороться с депрессией, причем сначала используют транквилизаторы, а только потом препараты нейролептической группы.

Когда нейролептики считаются незаменимыми

В зависимости от использования препаратов из списка нейролептиков, они оказывают различное действие. Отмечается, в частности, антипсихотический, седативный, обезболивающий и снотворный эффект.

Они обладают также антидепрессивным эффектом, используются для коррекции поведения пациента и улучшения когнитивных функций.

Максимальную эффективность нейролептики показывают при лечении таких серьезных заболеваний, как:

  • психозы, которые замечены примерно у 5% населения;
  • шизофрения, которая в 40% случаев становится причиной инвалидности;
  • алкоголизм, а нейролептические средства незаменимы при выводе пациента из состояния сильного похмелья;
  • психические расстройства, проявляющиеся наличием речевых отклонений, суетливости, тревоги и раздражительности;
  • маниакальные состояния и депрессии;
  • инсульты.

Анестезиологи часто используют нейролептические препараты в сочетании с наркозом. Особенно актуально их применение, если речь идет о сложных хирургических операциях. Связанных с сильной болью.

Как бросить пить нейролептики и вывести их из организма

Учитывая многочисленные побочные действия нейролептиков, специалисты часто отменяют их назначение. В первую очередь, стоит отметить, что длительное применение препаратов данной группы может стать причиной стойкого привыкания к ним.

Причем резкий отказ от их использования приводит к появлению агрессии, раздражительности и депрессии, при этом основное заболевание часто начинает прогрессировать. У пациента начинается наркотическая ломка, поэтому врач может сначала снизить дозировку, а в последствии и вовсе отказаться от назначения нейролептиков.

Лечение должно происходить под наблюдением специалиста, а в случае появления сильной зависимости может понадобиться вмешательство профессионального нарколога.

+7 (495) 120-16-76 звоните!

Источник: https://RehabAddict.ru/poleznoe/entsiklopediya-narkotikov/n/neyroleptiki

Страх стать «овощем» от нейролептиков вполне оправдан

Сколько пить нейролептики после первого психоза

Изображение с сайта mhcsa.org.au

Недавно появился новый термин – «нейролептикофобия», то есть боязнь препаратов из группы нейролептиков (они же антипсихотики), преувеличенный страх тех побочных эффектов, которые могут возникнуть при их приеме. Лекарства эти предназначены для лечения тяжелых психических болезней, в основном – шизофрении и биполярного расстройства.

Случайное открытие

Анри Лабори. Фото с сайта: pointopoint.blogg.org

В 1952 году знаменитый французский хирург, нейробиолог, писатель и философ Анри Лабори искал препарат, который помог бы против хирургического шока, становившегося для некоторых пациентов смертельным.

Новый антигистаминный (противоаллергический) препарат французской фармацевтической фирмы Санофи хлорпромазин (ныне хорошо известный под названием «Аминазин») оказался достаточно эффективен. При этом Лабори отметил его способность вызывать апатию, равнодушие к происходящему у психически здоровых пациентов.

Находка заинтересовала Лабори, и он рассказал о ней своим коллегам-психиатрам. Жан Делей и Пьер Деникер были первыми врачами, опробовавшими хлорпромазин на своих самых тяжелых пациентах, и были поражены тем, как он успокаивает больных, находящихся в состоянии маниакальной или психотической ажитации.

Несмотря на некоторый скепсис в отношении исследования эффективности препарата со стороны ведущих американских психиатров и медицинских психологов, клинические испытания были проведены в государственных психиатрических клиниках США, и уже в 1954 году хлорпромазин был одобрен Американской администрацией контроля за качеством продуктов питания и лекарств (FDA).

Через десять лет в мире насчитывалось порядка 50 миллионов людей, принимавших этот препарат на том или ином этапе заболевания.

Иными словами, в шестидесятые годы прошлого века полным ходом шла великая нейролептическая революция.

Классические и атипичные

Фото с сайта spectrumnews.org

Фармацевты занялись разработкой все новых и новых препаратов, действующих по тому же принципу, что и аминазин, то есть путем влияния на сигнальную систему нейромедиатора дофамина в мозге.

Нейромедиаторы и важнейшие способы лечить от психических болезней

Сегодня таких препаратов десятки, и их принято делить на лекарства первого и второго поколений.

Первое поколение – это типичные (классические) антипсихотики. Помимо аминазина самый популярный среди них – это галоперидол. Они подавляют параноидальные мысли, бред, галлюцинации, психотическое возбуждение и агрессивность, манию, но имеют очень неприятные побочные эффекты.

В зависимости от доз и длительности применения, у пациента может развиться нейролептический паркинсонизм, акатизия (двигательное беспокойство), острая дистония (непроизвольные спастические сокращения отдельных групп мышц).

Среди осложнений – не только физические, но и психические: депрессия, эмоциональная индифферентность или, наоборот, страх и тревога.

Кроме того, нейролептики первого поколения вызывают седативный эффект. Неслучайно галоперидол стал символом превращения человека в «овощ»: эта распространенная страшилка о лечении больных в психиатрическом стационаре имеет под собой, к сожалению, вполне реальные основания.

Серьезные последствия этой терапии заставили ученых начать работу по созданию препаратов, которые обладали бы эффективностью нейролептиков в купировании симптомов психоза, но с лучшим профилем безопасности.

Идея заключалась в том, чтобы несколько снизить вмешательство в систему дофамина за счет влияния на другие нейромедиаторы, в частности, серотонин.

Уже в 1968 году появился первый атипичный антипсихотик клозапин, а за ним – рисперидон, оланзапин, кветиапин, амисульприд, зипразидон, арипипразол – вот далеко не полный список препаратов этого ряда.

Они в несколько меньшей степени вызывают типичные осложнения нейролептиков первого поколения, но с большей вероятностью, чем классические антипсихотики, приводят к инсульту и сахарному диабету, а также к значительному увеличению массы тела.

Но мы перечислили только основные и наиболее частые осложнения психотропных препаратов. На самом деле, список еще длиннее, от агранулоцитоза (опасное снижение уровня лейкоцитов в крови), до повышения риска пневмонии у пожилых пациентов.

Прямо скажем, даже самые «безопасные» из этих фармацевтических продуктов совсем не безопасны.

Принимать или не принимать?

Фото с сайта clinicaladvisor.com

«Не бойтесь принимать нейролептики» – так называется статья одного врача, в которой он пытается убедить читателя в том, что эти препараты далеко не так страшны, как их «малюют», а польза от них – великая.

И в самом деле: бред, галлюцинации, психотическое возбуждение, маниакальность – каждое их этих проявлений психического расстройства способно превратить в ад как жизнь самого пациента, так и его близких, а в некоторых случаях – стать причиной суицида.

Ряд научных исследований, свидетельствует о том, что антипсихотики способны помочь пусть не каждому пациенту, но значительному их числу спастись от самого худшего.

Однако нейролептическая революция заключалась не только в том, что на смену смирительной рубашке, электрошокеру и жизни в психиатрической клинике пришли таблетки, принимаемые больным дома по расписанию, что, конечно же, огромное гуманитарное достижение. Ее волна захлестнула сотни тысяч детей и взрослых, отнюдь не страдающих ни шизофренией, ни биполярным расстройством.

Показания для нейролептиков постепенно расширялись, и их стали применять для лечения детей с расстройствами нейроразвития, взрослых с депрессией, тревожным и обсессивно-компульсивным расстройствами, при старческой деменции, при физической агрессивности неясного генеза.

Дают ли они положительный эффект при этих нарушениях психики?

Результаты исследований противоречивы.

Вот, например, совершенно шокирующие цифры британской работы 2008 года, опубликованной в медицинском журнале №1 в мире, а именно, в «Ланцете». Ученые исследовали эффективность классического галоперидола и атипичного рисперидона в купировании агрессии и вызывающего поведения у пациентов с умственной отсталостью без диагноза «шизофрения».

86 участников исследования разделили на три группы. В течение 4 недель каждая из групп получала соответственно рисперидон, галоперидол или плацебо. К концу периода в группе галоперидола наблюдалось снижение симптомов на 65%, в группе рисперидона – на 58%, в группе плацебо – на 79%!

Препарат-пустышка оказался эффективнее как типичного, так и атипичного антипсихотиков, не вызывая – понятное дело – негативных побочных явлений.

«Антипсихотики не должны более считаться приемлемой терапией для лечения агрессивного и вызывающего поведения у людей с умственной отсталостью», – таков вывод британских ученых.

Пройти по узкому коридору

Изображение с сайта сnewscientist.com

У каждого препарата есть определенный «коридор» действия. Это та идеальная доза, которая достаточна для того, чтобы оказать положительный эффект на пациента, но при этом не вызвать серьезных осложнений.

Чуть ниже – и нет желаемого результата. Чуть выше – и вред превосходит пользу. Установить этот коридор – задача непростая, и для ее выполнения нужен постоянный контакт с пациентом, непрерывная обратная связь.

Между тем, пациенты с умственной отсталостью, особенно невербальные, дети с аутизмом, пожилые люди с деменцией часто неспособны не только внятно сообщить об изменениях своего состояния, но даже просто осознать такие изменения.

Как в этом случае рассчитать тот самый коридор? Как понять при усилившейся агрессии, является ли она результатом того, что примененная доза лекарства неэффективна, и ее требуется повысить, либо она вызвана двигательным беспокойством, повышенным раздражением или плохим физическим самочувствием как побочными явлениями самого препарата? Как принять решение, если пациент не может описать свои внутренние ощущения?

Есть и другая сторона проблемы. Удивительно, но тяжелые осложнения и даже смерть встречаются и среди пациентов, вполне способных на обратную связь.

Об этом часто говорят и пишут эксперты и журналисты в Великобритании, где озабоченность чрезмерным использованием нейролептиков возникла уже давно и продолжает нарастать. Случаи тяжелых осложнений и гибели пациентов, принимавших психотропные препараты, там аккуратно документируются и тщательно расследуются.

Одним из самых частых виновников трагедий становится клозапин, первый из атипичных антипсихотиков.

В августе 2016 года погиб 24-летний Том Джонсон, резидент больницы святого Георгия в Стаффорде, где он прожил на клозапине целый год. Сначала симптомы психоза пошли на убыль, и Том в целом чувствовал себя неплохо, однако затем стали нарастать побочные явления, развились токсикоз и пневмония, которые персонал больницы вовремя не отследил.

Но Том Джонсон хотя бы действительно страдал шизофренией, то есть препарат первоначально был назначен по показаниям, хотя родным молодого человека теперь от этого не легче.

А вот умершая за несколько месяцев до него 54-летняя Джулия МакФерсон получила рецепт на клозапин, несмотря на то, что психоза у нее не было. У женщины было диагностировано пограничное расстройство личности, она была в депрессии из-за развода и просила психиатра помочь ей каким-то иным способом, не назначая нейролептик.

Врач не только назначил его, но через некоторое время даже увеличил дозу. Апатия и слабость дошли до того, что Джулия перестала умываться, одеваться и ела с большим трудом, почти не жуя. Как установил коронер, она умерла во время еды, не сумев прожевать и проглотить кусок пищи.

И это далеко не единственные жертвы нейролептиков. Размеры компенсаций, выплаченных фармацевтическими компаниями по искам семей пациентов, пострадавших от приема психотропных препаратов, исчисляются миллионами долларов.

Сменить парадигму

Фото с сайта agedcareguide.com.au

После гибели Тома Джонсона руководство больницы святого Георгия стало особое внимание уделять ознакомлению медицинского персонала со всеми возможными побочными эффектами нейролептиков. Кроме того, было дано указание проводить анализ крови на токсикоз не раз в 12, а раз в 6 месяцев, чтобы вовремя определить, когда осложнение становится опасным, и начать процесс отмены препарата.

Нужно заметить, что резко бросать прием нейролептиков нельзя, необходимо постепенно снижать дозу, сводя ее на нет, иначе возможны опасные побочные реакции синдрома отмены. И это еще одна история, невеселые подробности которой мы пока что опустим.

Каков же самый разумный план действий в отношении антипсихотиков? Пожалуй, в общем случае его можно изложить очень коротко: назначать строго по показаниям, наблюдать пациента, получая от него обратную связь, при необходимости – проводить соответствующие анализы и корректировать дозировку и длительность приема.

Многие специалисты и общественники, считают, что этого недостаточно, и необходимо менять всю парадигму оказания психиатрической помощи. Медленно, но верно это происходит во многих странах мира.

Альтернативу лекарственной терапии эксперты видят в различных формах психологической работы с пациентами, страдающими шизофренией. Самой перспективной из них считается сегодня когнитивно-поведенческая терапия, которая в ряде исследований показала хорошие результаты.

У нас в стране КПТ пока доступна лишь в нескольких крупных городах, и то, в основном, тем, кто способен обратиться в частную клинику и заплатить порядка 8 тысяч рублей за один сеанс.

Произойдет ли через какое-то время великая антинейролептическая революция? Судя по всему, вполне вероятно.

А пока что пьем лекарство строго по показаниям. И не боимся. Но опасаемся.

Источники:

At last, a promising alternative to antipsychotics for schizophrenia

‘She was unrecognisable’ – families warn of antipsychotic drug effects

Past and Present Progress in the Pharmacologic Treatment of Schizophrenia

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/strah-stat-ovoshhem-ot-nejroleptikov-vpolne-opravdan/

Легальное убийство личности, или мифы психиатрии

Сколько пить нейролептики после первого психоза

Сразу скажу, мои истории основаны исключительно на личном опыте и нельзя через мою призму рассматривать всех пациентов, которые тем или иным образом столкнулись с такой “наукой” или “отраслью медицины” (и то, и другое в моем понимании – ложь) как ПСИХИАТРИЯ.

Мой тезис, который я буду развивать в данной статье такой: психически нездоровой меня сделали лекарства под названием ПСИХОТРОПЫ.

К сожалению, на данный момент я не нашла выход из моей ситуации. Как помочь себе, я не знаю, когда в социуме мне предлагают только два пути (причем совместно): таблетки+психотерапия.

Я открыто говорю о своей проблеме и не считаю ее чем-то таким, о чем принято молчать.

Для начала расскажу кратко о себе до личной катастрофы. Я была яркой, обаятельной, жизнерадостной и очень коммуникабельной девушкой. Сентиментальной и впечатлительной. Очень эмоциональной. На этом месте должно быть мое фото 🙂 

На данный момент (на момент написания статьи) прошел 1 год и 4 месяца, как я потеряла все эти качества. Нет уже той Тани, которая была. И тут мне начнут говорить вещи в стиле: “Все меняются, никто сегодня уже не будет таким как вчера…и бла-бла-бла”. На что я говорю, люди становятся лучше, наращивают то положительное, что у них есть. А я стала хуже, а вернее просто никак. 

В моей первой статье я рассказывала, как все начиналось. Грущу навзрыд от того, что не усвоила первый урок в жизни. Ничего нельзя принимать близко к сердцу, особенно если у тебя слабая психика. Я это всегда знала, да вроде и берегла, но не сберегла.

Спустя три года после первой демо-версии психоза, у меня случилась стрессовая ситуация на работе. Стрессы были и до этого, но я их хорошо преодолевала: у меня была йога, дыхательные практики, бассейн и психолог. А тут случилось так, что я снова стала хуже спать — но не так чтобы совсем не спать… Просто хуже.

И в таком каком-то коматозном состоянии: я вскочила среди ночи и в полной бессознанке выпила старый транквилизатор под названием КЛОНАЗЕПАМ. В маленькой дозе. Просроченный. Забыв про побочки. Забыв про все. Я хотела уснуть. Я могла выпить легкое успокоительное. Или использовать любой другой метод, который узнала и изучила!!! Это была роковая ошибка в моей жизни.

Поступок, который сломал жизнь. Мне некого винить, кроме себя. 

Вот выписка из аннотации к препарату, красным я выделила все то, что случилось со мной после приема:

Хотела уснуть, а получила психоз… Я выпила три ночи подряд по маленькой дозе 0,5 мг. Но уже после первой ночи я проснулась в несколько странном состоянии ума: я до сих пор плохо могу описать свое состояние. Чувствую, что что-то случилось с головой, на уровне психики. Но я не осознавала, что это.

Потом начались нервные хождения, я не могла на месте устоять. Потом эти ужасные судороги, лежу и какие-то непроизвольные выбросы ног и рук. А потом сон нарушился полностью. Я не пила лекарства, я ходила в бассейн, пыталась как раньше усталостью себя срубить… Но все было поздно, СЛИШКОМ ПОЗДНО…

Йога и дыхательные практики не работали, я не могла усидеть на месте и сконцентрироваться. Все те инструменты, которые я наработала за три года, ничего не работало. Лекарство оказалось сильнее…

И я чувствовала, и до сих пор чувствую себя беспомощной — в голове что-то происходит, а ты НИЧЕГО НЕ МОЖЕШЬ С ЭТИМ ПОДЕЛАТЬ. 

Я помню тогда встретила случайно в городе своего психолога, с которым занималась иногда. Она говорит: срочно выбросить таблетки и ко мне на психотерапию! Но я понимала, что ничего не сделаешь психотерапией…

На тот момент я уже была знакома с какими-то техниками и методами, но вот как вам объяснить… в голове творился кошмар, это было неконтролируемо, и я знала точно, что мне не поможет сейчас ни одна техника.

 

Я понимала, что все ведет к таблеткам… Оттягивала этот момент как могла. Понимаете весь абсурд ситуации: моя психика “поехала” из-за серьезного психотропного препарата. И теперь врачи предлагали теми же психотропами, только другой группы, еще сильнее — восстановить меня, снять психоз…

Да, скажу так: нейролептики действительно снимают острое состояние, но это, к сожалению, и все, что они делают. Кстати до сих пор не знаю, правильно ли я говорю, что у меня был психоз — потому что буквально на днях новый врач сказал, что не видит в моем описании ни разу признаков психоза, а видит депрессивное расстройство.

Мне перебрали несколько лекарств и остановились на одном из самых сильных препаратов — ОЛАНЗАПИН. Им лечат серьезную шизофрению. Но в нашей психиатрии это не важно, мне тоже назначили этот препарат. Только с ним я стала спать. После нейролептика сразу добавилось новое ужасное дополнение к моим ужасным симптомам до — это ОТУПЕНИЕ.

Это так ужасно, оно до сих пор со мной. Может, вы скажете, что я лукавлю — я же грамотно пишу, например… Но нет, это другое. Самое ужасное проявление отупения: что ты молчишь большинство времени, потому что в голове пусто… ты просто вдруг перестал знать о чем разговаривать с людьми. Все, о чем я могу поговорить — это о своей болезни. Классика ипохондрии.

Я это мозгом понимаю. 

Я пропила лекарства достаточно долго. Месяцев 7. Скажу честно, мое состояние в самом начале после снятия острого психоза просто зафиксировалось на стабильно ровно плохом.

Моя врач твердит мне при встрече: вот посмотри, тебе лучше с каждым днем, как же все-таки классно мы тебя полечили! (Она не знает, что я не пью лекарства уже более полугода, и мне действительно немного лучше без них. Нету этого сильного отупляющего действия, и чуть больше сил вставать по утрам).

Мне грустно осознавать, что у человека опыт 30 лет в психиатрии, и она так сильно верит в чудо прописанных препаратов. Я просто перестала говорить про свои симптомы и состояния. Я знаю уже ответ: давайте увеличим дозу. И это все что предложит тебе лечащий врач. А то что мне от большей дозы только хуже – я это никому не объясню.

Когда я рассказываю свою историю про клоназепам — мне врачи говорят такую фразу: ты все выдумала, у тебя просто начинался психоз, и таблетки тут ни при чем. И я выгляжу как дура, которая придумала всю эту историю.

Когда человек попал в руки психиатров – на него уже изначально смотрят как на неполноценного, который не может адекватно свои действия описывать. Никому не могу объяснить, что свое тело и мои ощущения лучше меня никто не знает. Это никого не волнует. Есть СХЕМЫ лечения. И все. Они шаблонные. Я даже заметила такую вещь, что врачи прописывают “свое любимое лекарство”.

Например, у всех психиатров есть свой любимый антидепрессант – они его прописывают всем. Знаю реальные истории, когда один и тот же препарат выписывался нескольким пациентам, которых я просто знала лично и беседовала.

И каждый говорит, вот “его” стимулотон или ципралекс – идеален в вашем случае! Я не говорю, что это 100% практика, но очень четко замеченная в большинстве случаев.

За время своей болезни я общалась с большим количеством пациентов. И до сих пор это делаю. Я ищу просто ответ на вопрос. Выкарабкиваются ли люди… Для себя пока сделала такой вывод: эти лекарства действительно кому-то помогают.

На мой взгляд, зависит это от организма — потому что организм просто непредсказуем в отношении этих препаратов! Кто-то даже молится на них, смотрит как на исключительное спасение. И говорит, что без лекарств никак. Потому что происходят рецидивы и т.д.

А кто-то пропил курс и выздоровел! Пришел в норму и забыл как страшный сон! И такое тоже есть. 

А кто-то как я… в безысходности. Читаю форумы (понятно, что на форумах пишут те, кто не выздоровел, и кого этот вопрос волнует), а там под копирку один и тот же ответ от специалистов: ЭТО НЕ ПОБОЧНЫЕ ОТ ЛЕКАРСТВА, ЭТО ВАШЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ. И все. Замкнутый круг. Который мне, как пациенту, невозможно разорвать.

Я уверена, что если бы кто-то из врачей вдруг по случайным стечениям обстоятельств попил бы свои лекарства — он бы просто ушел из профессии, потому что увидел как это реально работает.

А не цитировал бы мне научные труды исследований, которые неизвестно как вообще написаны и на ком они эксперименты проводили, чтобы так утверждать: в мозг никто из ученых залезть еще не смог, как и понятие психики — такое абстрактное, что его невозможно таблицей умножения представить. 

Еще один момент, он очень грустный для меня. Мои родители, взрослые люди! Слушают врачей, а не меня, конечно. Врачи говорят — пусть пьет лекарства, N лет.

И вот с их слов, как будто пройдет N лет и вдруг ровно 1 апреля 2020 года она вдруг возьмет и выздоровеет! Произойдет чудо! Родители в это верят. Мне очень грустно.

Когда я спрашиваю, почему не происходит никаких изменений, почему мне ни капельки не лучше — мне просто говорят продолжать пить. И это весь ответ.

Еще один примечательный факт — что БЫВШИЕ психиатры (кто ушел из профессии, или уже на пенсии) — почему-то только из их уст можно услышать правду: в стиле, как хорошо, что ты вовремя еще соскочила с лекарств, или, я тебе скажу правду — лекарства не лечат…

В Москве я нашла единственного врача психиатра-психотерапевта – его зовут Александр Геннадьевич Данилин, который тоже не верит в силу нейролептиков. Он тоже уже судя по всему не работает в психиатрических клиниках и может говорить правду. Почитайте его статьи: “Тупик. Почему из психбольницы нельзя выйти здоровым” и “Любой диагноз в психиатрии – это миф”.

Я даже брала консультацию у него. И получила альтернативную точку зрения насчет своего диагноза, который тоже скорее всего миф. Другое дело, что последствия психотропов не проходят. Это иллюзия, что они якобы “вымываются” из организма. Нет, это не работает. Они что-то сделали с мозгом, биохимией мозга, не вырабатывается естественным образом дофамин, серотонин…

Я в свой мозг тоже не могу залезть, я просто чувствую, что он работает не так. И это невыносимо. Невыносимо жить…

В следующей статье напишу о том, почему не верю в психотерапию (возможно, пока!) и другие методы, о которых знаю на сегодняшний день.

Источник: https://glupostilyubvi.livejournal.com/969.html

ВашДоктор
Добавить комментарий