Шкала оценки негативных расстройств шизофренией

Психометрические шкалы оценки выраженности симптомов

Шкала оценки негативных расстройств шизофренией

Для количественной оценки выраженности симптомов и качественной оценки динамики клинических проявлений шизофрении в ходе лечения заболевания были предложены психометрические шкалы. На данный момент наибольшей популярностью пользуются следующие шкалы:

  • Краткая психиатрическая оценочная шкала (The Brief Psychiatric Rating Scale, BPRS) J. Overall, D. Gorham (1962);
  • Шкала отрицательной психопатологической симптоматики (SANS) и шкала оценки положительных симптомов (SAPS) (Andreasen N., 1982);
  • Шкала положительной и отрицательной симптоматики (Positive and Negative Syndrome Scale – PANSS) S. Kay, L. Opler, A Fiszbein (1987).

Краткая психиатрическая оценочная шкала – BPRS

Краткая психиатрическая оценочная шкала (BPRS), сделана на основании диагностических принципов депрессии и оценки опроса пациентов с этим нарушением , позволяет быстро оценить выраженность основной симптоматики шизофрении. Однако данная шкала не является диагностическим инструментом.

Современная шкала BPRS включает в себя 18 пунктов, а ее суммарный балл позволяет оценить тяжесть психоза в целом. Оценка наличия и выраженности симптомов BPRS базируется на основе присмотра за больным и анализе его высказываний.

В BPRS принята балльная оценка симптомов, подразумевающая семь категорий, разделенных равномерно квантифицированными интервалами.

Для оценки терапевтической динамики в эксперименте рекомендуется проводить замеры симптоматики в первый, третий и седьмой день терапии и далее еженедельно.

Для определения выраженности симптомов BPRS предложен специальный глоссарий (Bech P., 1986). Продолжительность интервью не должна превышать 30 мин, причем желательно, чтобы больной самостоятельно рассказал о своем состоянии. Каждый последующий балл включает в себя, за исключением 0 оценки, предыдущий, 0 — ставится в случае затруднения оценки статуса пациента.

С точки зрения J.

 Overall (1979), 10 симптомов BPRS позволяют достаточно точно оценить состояние пациентов, больных шизофренией:эмоционально неустойчивое расстройство личности, мировоззренческое расстройство, индивидуальные двигательные расстройства (манерность и поза), экспансивные мысли, неприязнь, осторожность, бредовые поступки, отрицание поддержки, особенная  суть идей и уплощенный или несоответствующий аффект.

В современной шкале BPRS выделяется пять факторов:

  • I фактор (галлюцинаторно-бредовой или параноидный) — симптомы 12 (Бредовые идеи), 15 (Странные мысли), 4 (Особенная суть идей), 11 (Осторожность) и 8 (Экспансивные мысли);
  • II фактор (гебоидный) — симптомы 3 (Эмоционально неустойчивое расстройство личности), 16 (Аффекти́вное уплоще́ние), 13 (Двигательная медлительность) 14 (Отрицание поддержки), 7 (Манерность и поза) и 4 (Особенная суть идей);
  • III фактор (параноидный) — симптомы 10 (Неприязнь), 11 (Осторожность) и 14 (Отрицание поддержки);
  • IV фактор (тревожно-депрессивный, меланхолический) — симптомы 9 (Отрицательные эмоции), 5 (Угрызение совести), 2 (Волнение), 1 (Соматическая озабоченность) и 6 (Настороженность);
  • V (острый психотический) — симптомы 17 (Раздражение), 18 (Дезориентированность), 7 (Манерность и поза), 4 (Особенная суть идей) и 6 (Настороженность).

Факториальная структура шкалы BPRS (Pichot P. et al., 1969)

Порядковый№ в шкалеI121531613141011952171874618
СимптомыФакторы
IIIIIIVV
Бредовые идеи+ + +
Странные мысли+ + +
Эмоционально неустойчивое расстройство личности+ + +
Аффекти́вное уплоще́ние+ + +
Двигательная медлительность+ + +
Отрицание поддержки+ + ++ + +
Неприязнь+ + +
Осторожность+ ++ + +
Отрицательные эмоции+ + +
Угрызение совести+ + +
Волнение+ + +
Раздражение+ + +
Дезориентированность+ + +
Манерность и поза+ ++ + +
Особенная суть идей+ +++ + +
Настороженность+ ++ + +
Соматическая озабоченность+ +
Концептуальная дезорганизация+

Примечание: Суммарные коэффициенты (вес) факторной нагрузки признака: + слабый, ++ умеренный, +++ сильный.

На наш взгляд, представляет интерес интерпретация факторов, определяющих симптоматику, отраженную в BPRS, в частности, с точки зрения вовлечения в патологический процесс определенных структур мозга.

Как видно из таблицы, наиболее часто в клиническом статусе больного шизофренией встречается концептуальная дезорганизация или нарушения мышления.

Этот синдром проявляется разорванностью мышления, его неадекватностью, непоследовательностью, бессвязностью, обрывками мыслей, необычными ассоциациями. Оценка нарушенного мышления базируется на высказываниях больного шизофренией, его спонтанной речевой продукциИ.

Нарушение мышления больного особенно заметно в начальной стадии интервью. Можно предполагать, что в структурно-функциональной основе феномена концептуальной дезорганизации лежит поражения лобной доли мозга, возможно, нарушение взаимосвязей между правым и левым полушарием.

Кроме того, нарушение мышления отмечается как во время обострения психоза, так и в его резидуальной фазе и, по-видимому, отражает достаточно серьезное по своей тяжести поражение мозга.

Паранойяльный фактор, вероятно, включает в себя круг симптомов, связанных с особенностями личности больных.

Симптомы, обусловленные активностью этого фактора: враждебность, подозрительность, отказ от сотрудничества, нередко можно наблюдать в преморбиде больного и даже у его родственников.

Справедливо предположение, что эти симптомы могут представлять собой сложную реакцию личности на возникновение и специфику проявлений болезни.

Отказ от сотрудничества заметен при наблюдении за больным, последний при наличии данного симптома, негативно относится к интервью, малоконтактен и сопротивляется любым попыткам привлечь его к процессу собеседования.

Враждебность и в меньшей степени подозрительность выявляются во время разговора с пациентом. Враждебность тесно связана с агрессивностью, в словах больного отчетливо проявляется негативное отношение к людям, даже вне ситуации интервью с психиатром.

Подозрительность, по-видимому, следует считать симптомом, наиболее близким к феномену бреда. Пациент считает, что другие люди настроены против него, что-то замышляют или недоговаривают и могут причинить ему бред.

Нам представляется, что в генез паранойяльного фактора определяется особенностями личности больных в сочетании с признаками органического поражения определенных структур мозга, в первую очередь его лобной доли.

Фактор, определяющий выраженность тревожно-депрессивной симптоматики, зависит от активности структур лимбической системы, ответственной за эмоциональную сферу больного.

Вместе с тем, было установлено , что уровень тревожности большей частью зависит от особенностей личности больного.

Сниженное настроение и тревога могут быть заметны при наблюдении за мимикой, жестами и поведением больного, чувство вины обычно выявляется в процессе беседы с ним, анализе его высказываний.

Второй фактор, на наш взгляд, неудачно названный гебефренным, вероятно, обусловлен феноменом гипофронтальности. Этот фактор контролирует наибольшее количество симптомов шизофрении.

Небольшая часть симптомов (манерность, принятие определенных поз, концептуальная дезорганизация) действительно встречается при гебефрении; другие симптомы (эмоциональная отгороженность, отказ от сотрудничества) характерны для синдрома аутизма, относящегося к кругу негативной симптоматики. К последней также следует отнести притупление аффекта и моторную заторможенность (апато-абулический синдром). Анализ данного фактора заставляет предполагать, что при данных обстоятельствах мы контактируем  со злокачественным типом течения патологического процесса, сравнительно рано повреждающим структуры мозга и приводящим к грубой резидуальной симптоматике.

Определенную сложность представляет собой интерпретация галлюцинаторно-параноидного фактора, активность которого определяет выраженность галлюцинаций, степень нарушения мышления, включая необычные мысли, а также бредовые идеи величия и подозрительность. Вероятно, генез данного фактора связан не только со структурно-функциональным поражением височных долей мозга, но также отражает заинтересованность лобной доли. Несомненно особенности личности больных накладывают свой отпечаток на клиническую картину, определяемую параноидным фактором. С учетом предполагаемой многоплановости поражения различных структур мозга, особенностей динамики клинической симптоматики, мы полагаем, что параноидный фактор в большей степени специфичен для шизофрении, чем другие факторы, выделенные шкалой BPRS.

Пятый фактор наглядно иллюстрирует остроту психотической симптоматики: возбуждение, дезориентация, напряженность, измененное поведение (манерность и поза как, возможно, проявления кататонии), а также расстройство мышления (концептуальная дезорганизация) типичны для обострения психоза и могут быть обусловлены интенсивностью патологического процесса, захватывающего не только кору мозга, но и его подкорковые структуры.

Шкала положительной и отрицательной симптоматики – PANNS

Для квантифицированного результата положительной и отрицательной симптоматики шизофрении согласно с концепцией T. Crow (1980) и N. Andreasen (1982) была разработана шкала PANSS. Данная шкала оценивает 33 симптома по 7 признакам проявлений.

По шкале позитивных симптомов — 7 признаков, негативных — 7 показателей, сложный индекс (положительные симптомы минус негативные) — 7 признаков, Шкалаобщихпсихопатологических синдромов — 16 признаков, агрессия — 3 показателя вместе с данными истории болезни.

Шкала PANSS считается точным инструментом диагностики положительных и отрицательных симптомов.

Достаточно часто для общей оценки состояния больных шизофренией за рубежом используются CGI (Clinical Global Impression) — шкала общего клинического впечатления.

Динамика социально-профессионального функционирования при шизофрении может быть оценена с помощью шкал SOFAS (DSM-1V) и PSP (Morosini P. et al., 2000).

Источник: https://schizophrenia.net.ru/diagnostika/psihometricheskie-shkaly-ocenki-vyrazhennosti-simptomov

К вопросу о применении шкалы panss у больных шизофренией, совершивших тяжкие общественно опасные действия

Шкала оценки негативных расстройств шизофренией

На основе изучения 201 больных шизофренией, совершивших в болезненном состоянии тяжкие общественно опасные действия, произведена оценка психического состояния больных при помощи шкалы PANSS в зависимости от психопатологических механизмов совершения деликта. Выявленные различия в клиническом профиле больных имеют значение для проведения дифференцированной психофармакотерапии.

Ключевые слова:шизофрения, общественно опасные действия, шкала PANSS,психопатологические механизмы

The paper attempts to evaluatethe psychic status of 201 individuals with schizophrenia who have committed serious assaultive acts in a morbid state using the PANSSaccording to psychopathological mechanisms. Revealed differencesof the clinical profile are important for differentiated pharmacotherapy.

Key words:schizophrenia, dangerous assaultive acts, PANSS, psychopathological mechanisms

Со времени выделения шизофрении в качестве самостоятельной нозологической единицы многочисленные исследователи отмечают как общепризнанный факт наибольший удельный вес этого заболевания среди психически больных, совершивших общественно опасные действия [6, 7], особенно среди лиц, совершивших наиболее тяжкие, направленные против личности деликты [1, 4]. Одним из направлений системного подхода к проблеме общественно опасных действий лиц с психическими расстройствами является концепция психопатологических механизмов общественно опасных действий психически больных, разработанная М. М. Мальцевой и В. П. Котовым [3]. Под понятием психопатологических механизмов общественно опасных действий авторы подразумевают такое взаимодействие болезненных расстройств психики между собой, а также с личностными особенностями больного и ситуационными факторами, которое обусловливает рассматриваемое деяние и (или) исключает возможность трактовать его как преступление. Хотя в детерминации поведения психически больного принимают участие все имеющиеся у него психопатологические расстройства, удельный вес каждого из них неодинаков, выделение одного из них, более существенного, не вносит значительных искажений в общую картину детерминирующих факторов, но дает клиницисту возможность применения более целенаправленных мероприятий по предотвращению ООД. Все встречающиеся на практике психопатологические механизмы ООД авторы распределяли на две большие группы по характеру лежащих в их основе психических нарушений: в одних случаях деяние обусловлено продуктивными психотическими расстройствами (продуктивно-психотический механизм), в других оно связано с преимущественно негативными проявлениями, а также изменениями личности (негативно-личностный механизм). Одним из наиболее распространенных методов исследования, который позволяет проводить стандартизованную оценку различных векторов психопатологической симптоматики шизофрении, определять клинический профиль больного и прослеживать динамику состояния в процессе терапии, является «Шкала продуктивных и негативных симптомов шизофрении» PANSS [2, 5].

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучение клинических характеристик шизофрении у больных, совершивших тяжкие общественно опасные действия, направленные против здоровья и жизни личности, с помощью шкалы PANSS, в зависимости от вариантов психопатологических механизмов совершения ООД.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Объектом исследования были больные шизофренией, совершившие тяжкие общественно-опасные действия, направленные против здоровья и жизни личности, и проходившие принудительное лечение в Ташкентской республиканской психиатрической больнице с интенсивным наблюдением в 2011–2013 гг.

Больные отбирались методом сплошной выборки в соответствии со следующими критериями: верифицированный по МКБ-10 диагноз шизофрении; совершение правонарушений, предусмотренных статьями 97, 25–97, 104 УК РУз (умышленное убийство, покушение на умышленное убийство, умышленное нанесение тяжких телесных повреждений); решение комиссии судебных экспертов-психиатров о невозможности понимать значение своих действий и руководить ими на момент совершения ООД; назначение судом принудительных мер медицинского характера в связи с общественной опасностью больного. Критериями исключения были: начало заболевания после совершения ООД; начало заболевания во время отбывания наказания в местах лишения свободы. С целью объективизации психического состояния и для облегчения статистической обработки полученных данных использовалась шкала оценки позитивных и негативных синдромов (PANSS) (по С. П. Кею, Л. А. Оплеру и А. Фицбейну). Помимо вычисления стандартных показателей, в работе использовались вычисление общей суммы баллов и определение разницы показателей на момент совершения общественно опасных действий и в динамике через год в ходе проведения принудительного лечения. Статистический анализ проводился с использованием программ Microsoft Excel и Statistica 10. В работе использовались методы описательной статистики, сравнение групп для количественных показателей осуществлялось с помощью рангового анализа вариаций по Краскелу-Уоллису и U-критерия Манна-Уитни. Статистически значимыми считали значения при p

Источник: https://moluch.ru/archive/74/12622/

Современная концептуализация негативной симптоматики при шизофрении (Чсть I)

Шкала оценки негативных расстройств шизофренией

Первые описания негативной симптоматики при шизофрении относятся к первой половине 19 века, когда J. Haslam описал характерное для молодых людей психическое расстройство, основными признаками которого были сниженная чувствительность и аффективная индифферентность. J.

Hughlings рассматривал негативную симптоматику как нарушение в области высшего когнитивного и эмоционального функционирования, в то время как положительная симптоматика рассматривалась как «релизинг-феномен», эпизодические нарушения или избыточное функционирование в пределах нормы. E.

Kraepelin, описывая негативную симптоматику при раннем слабоумии, назвал это «ослаблением эмоционального возбуждения, что ведет к неизменному формированию предпосылок к появлению волевых нарушений, эмоциональной тупости, неспособности к мыслительной деятельности, отсутствию контроля в волевой сфере, стремлению и способности действовать независимо», а E.

Bleuler считал эмоциональную тупость и эмоциональное отчуждение «основными (первичными)» для шизофрении, в то время как галлюцинации, манию и кататонию рассматривал как острые проявления болезни.

Несмотря на значительное внимание, которое сегодня уделяют негативной симптоматике, на протяжении длительного времени при диагностировании и лечении шизофрении она не учитывалась.

В 1970-х годах интерес к данному понятию вернулся, его инициаторами стали Strausset et al.

, которые пересмотрели первичную и хроническую суть негативной симптоматики, в то время как позитивные симптомы рассматривались в качестве не специфических и транзиторных реакций на стресс либо других биологических причин.

В 1980-х годах T.

Crow предложил дихотомический подход к классификации шизофрении, согласно этой классификации было описано два ее типа: тип 1, для которого было характерно наличие позитивных симптомов (галлюцинации и бред), благоприятное реагирование на медикаментозное антипсихотическое лечение, сохранение хорошего когнитивного функционирования и повышение активности дофаминовых рецепторах Д2; и тип 2, где отмечалась негативная симптоматика (притупленный аффект, бедность речи и потеря контроля), для которого характерна слабая реакция на антипсихотики, когнитивные нарушения и нейроанатомические патологии. N. Andreasen также описала положительный, негативный и смешанный подтипы шизофрении. Однако в дихотомическом подходе есть свои ограничения, включая недостаток диагностической стабильности по времени, ограниченное прогностическое значение, несовместимость с факторным анализом психопатологии шизофрении, который стабильно демонстрирует более чем два фактора.

Carpenteret et al.

ввели понятие дефицитарной шизофрении для определения относительно однородной подгруппы пациентов, для которых было характерно наличие первичных и стойких негативных симптомов с начала первого эпизода болезни, таких как когнитивный дефицит, скрытое начало болезни, низкое преморбидное функционирование и слабый ответ на лечение. Последующие исследования подтверждают гипотезу, что дефицитарная шизофрения является особой формой болезни, а не тяжелым течением шизофрении.

Несмотря на роль негативной симптоматики в характере и исходе болезни, шизофрению можно диагностировать даже при отсутствии этих симптомов, ведь с помощью дименсионального подхода, предложенного DSM-5, можно будет с таким же успехом распознать ключевые аспекты болезни.

С недавнего времени, благодаря накоплению данных о влиянии негативной симптоматики на повседневную жизнь людей с шизофренией, разработке новых молекул, стимуляционным видам лечения и психологическим программам, направленным на эти симптомы, описание негативной симптоматики вновь вызывает интерес.

Стало известно, что инструменты, которые используются для оценки негативной симптоматики включают в себя некоторые аспекты, не относящиеся к данному понятию.

Например, Шкала оценки негативных симптомов (SANS) включает такие аспекты, как невнимательность больного, скудность содержания его речи, задержка реакции, застывание, неадекватный аффект, небрежное отношение к своей внешности и гигиене, все это не относится к понятию негативной симптоматики.

В Негативную субшкалу Шкалы негативного и позитивного синдромов (PANSS) включает сложности в абстрактном и стереотипном мышлении, что является крайне спорным моментом. Фактор Краткой психиатрической оценочной шкалы (BPRS), часто используемый как косвенный показатель негативных симптомов, включает в себя эмоциональное отчуждение (т.е.

отсутствие какого-либо отношения к интервьюеру и к самому опросу), что может быть следствием параноидного бреда или дезорганизации, двигательную заторможенность (снижение уровня двигательной активности), что может быть результатом депрессии или кататонии.

На протяжении последнего десятилетия был достигнут консенсус о включении в понятие негативной симптоматики 5 составляющих: притупленный аффект, алогия, ангедония, асоциальность и абулия.

Далее, для каждого компонента будет дано современное определение; показаны различия между основными инструментами оценки; выявлены доступные количественные показатели и их соотношение с результатами оценки согласно шкале оценок; а также их аналоги и экспериментальные модели.

Существует ряд доказательств того, что эти компоненты являются отражением двухфакторной структуры, что показывает их значение для дальнейших исследований.

Перевод на русский язык организован Советом молодых ученых Российского общества психиатров при поддержке Всемирной психиатрической ассоциации. 

Скачать полный выпуск номера на русском языке, из которого взята данная статья, можно по ссылке

Источник: Stephen R. Marder, Silvana Galderisi. The current conceptualization of negative symptoms in schizophrenia. World Psychiatry. 2017 Feb; 16(1): 14–24.

Перевод: Пикиреня Л.Ю., Пикиреня В.И., Шуненков Д.А.

Редактура: к.м.н. Федотов И.А.

Источник: https://psyandneuro.ru/stati/sovremennaja-konceptualizacija-negati/

ВашДоктор
Добавить комментарий