Постоянно в депрессии постоянно не удовлетворена своей жизнью

Как победить чувство неудовлетворенности собой?

Постоянно в депрессии постоянно не удовлетворена своей жизнью

(Отрывок из книги “Исправь свое детство”)

Чувство неудовлетворенности собой, жиз­нью и тем, что ты делаешь, знакомо ка­ж­до­му человеку. Иногда закрадывается мысль, что не испытывать этих чувств — значит быть самодовольным глупцом, непроходимым тупицей.

Как вообще можно удовлетворяться тем, что ты делаешь? Недаром же блистательному Сальвадору Дали принадлежит острый афоризм: «Не бойтесь стре­миться к совершенству, вы его все равно ­не достигнете».

Впрочем, тут закономерно встает вопрос: если достичь совершенства невозможно, то не является ли стремление к нему какой-то невротиче­ской причудой? Действительно, если чего-то не может быть, потому что не может быть никогда, разве не глупо пытаться получить это? Желание найти философский камень, конечно, похвально, но не безумие ли потратить на это жизнь?

Да, наши родители задали нам поистине сфинксову задачку. Они сначала заставили нас чувствовать собственную несостоятельность, а потом поманили неким идеалом, которым, как им казалось, мы должны были быть. Нам же грезилось, что, попади мы в этот идеал, в это придуманное для нас прокрустово ложе, и мы будем любимыми.

Последнее же значило для нас, как мы теперь знаем, не просто чув­ство защищенности; ощущать себя любимыми значило для нас — быть первыми.

Ведь мы всегда делили любовь родителей с кем-то — с родителями наших родителей, с нашими братьями и сестрами, с их делами, которым они отдавали свое время, наконец, с посторонними людьми, которыми наши родители восхищались.

Любовь — чувство эгоистическое. Если тебя любят, тебе хочется, чтобы тебя любили, во-первых, целиком, то есть за все, что ты делаешь и что собой представляешь, а во-вторых, только тебя.

Разумеется, родители не могли нам подарить такую полноту любви, а мы в свои юные годы не могли понять, что нельзя быть настолько идеальными, чтобы замкнуть на себя их целиком, так, чтобы были только мы и они, наши родители, те, которые нам особенно и безгранично дороги.

Мы не нашли в своих родителях той полноты любви, на которую рассчитывали. То, что это невозможно в принципе, не было нам понятно, ведь ребенок не видит дальше собственного носа.

Ему важно только то, что происходит с ним; ему кажется, что этим, собственно, окружающий мир и ограничивается.

Вполне естественно, что, разочаровавшись в любви своих родителей, мы принялись конкурировать не только с другими людьми за любовь своих родителей, но и с самими родителями. Здесь, впро­чем, мы снова оказались в заведомо проигрышной позиции.

Родители ощущались нами как инстанция силы и власти, ведь в конечном счете от них в нашей жизни зависело абсолютно все. А как можно бороться и соревноваться с тем, от кого ты находишься в полной зависимости, с тем, кто обладает над тобой всей полнотой власти? Разумеется, мы обрекли себя на поражение, которое, впрочем, не могли принять — вот и источник нашей хронической неудовлетворенности.

Мы продолжали бороться, а наши родители, чувствуя на­ше сопротивление, до­­са­довали и злились. С какой стати было им со­глашаться с тем, что мы — победители, а они — побежденные, что мы — сильнее и умнее, а они — слабее и глупее? Они просто физически не могли на это пойти и не шли, тем более что и они сами, в свою очередь, не были свободны от своего иерархического инстинкта.

Когда и эта затея, связанная с борьбой за лидерство в рамках отдельно взятой «ячей­ки общества», нам не удалась, сидящий в нас иерархический инстинкт сделал своеобразный ход конем.

Осмыслив результаты своей попытки попасть в прокрустово ложе идеала, поняв, что родителей победить невозможно (они все равно и всегда будут «пра­вы»), нам пришлось пойти на внутрипсихические ухищрения. Мы «разместили» искомый идеал внутри себя и именно с ним начали свою конкурентную борьбу.

Попытками достичь соответствия тому образу, который мы хотели, чтобы был нами, а не мечтой о нас, — вот чем мы занялись.

Так в нас появилась своеобразная линия горизонта, за которой, как нам стало казаться, находится, спрятано от нас на­ше счастье.

Если бы подсознание умело говорить (на что оно не способно по причине его биологической, а не социокультурной природы), то оно бы сказало: «Для счастья тебе необходимо совсем немного — ты должен быть на десять сантиметров вы­ше, на десять сантиметров стройнее, у тебя должны быть другого цвета глаза и волосы, ты должен быть чуть-чуть умнее, чуть-чуть сообразительнее, чуть-чуть выдержаннее, чуть-чуть увереннее в себе и решительнее, более осведомленным и более начитанным, более…» Впрочем, в зависимости от ситуации оно стало бы говорить то одно, то другое, а потому в значительном числе случаев оно бы стало противоречить самому себе.

В общем, мы не только стали жить своим идеалом, мы еще и спутали самим себе все карты. Таким образом, наш личный иде­ал оказался вещью не только в принципе не­­достижимой, но еще и смутной, теря­­­ю­щей­­­ся в дымке жизненных обстоятельств.

Но все это отнюдь не избавило нас от иерархического инстинкта, скорее наоборот, обо­стрило и усилило его.

Теперь остается помно­жить одно на другое, и мы получим хроническую неудовлетворенность, недовольст­во самими собой и всем тем, что мы делаем и чего мы достигаем.

Просто ради интереса спросите у себя, что вы должны были бы сделать и чего достичь, чтобы почувствовать себя пол­но­стью удовлетворенным и довольным жизнью человеком. Теперь представьте себе, что вы это сделали — достигли того, чего хотели…

Представьте хорошенько, проведите свой ближайший день так, словно бы эти цели дейст­вительно вами достиг­нуты. И сразу, или через день, или в самом крайнем случае спустя неделю-другую вы почувствуете, что удо­влетворенности собой и своей жизнью нет и в помине.

Вам снова кажется, что что-то не так, что где-то что-то недоделано, что к вам относятся не совсем так, как бы вам хотелось, да и вы сами — не тот, каким хотели бы быть.

Чувство неудовлетворенности, конечно, связано с нашими детскими мечтами и гре­зами, с идеалом, который мы себе придума­ли и которому пытались соответствовать.

Но проблема больше и шире, она еще и в привычке чувствовать себя неудовлетворен­ным, а привычка эта сформировалась у нас много лет назад, в те годы, когда мы были детьми и очень хотели, чтобы родители лю­били нас по-настоящему и, что особенно важно, только нас.

Как же быть? Как избавиться от патоло­гиче­ской привычки вечно чувствовать себя неудовлетворенным; от болезненного желания быть лучше, чем мы есть на самом деле; казаться, а не быть, достигать, а не делать? Это и просто, и сложно.

Во-первых, нужно понять, что мы бросились в погоню за фиктивным идеалом, которого нет и, главное, не может быть в действительности.

Во-вторых, мы должны признаться се­бе в том, что, даже если мы достигнем своего идеала, нас не будут любить больше, чем нас любят теперь, а кроме этого нам на самом-то деле ничего и не хочется.

И наконец, в-третьих, нам необходимо осознать, что, когда мы стремимся к своему идеалу, мы самолично расписываемся в том, что таких, какие мы есть, нас любить, по нашему мнению, не будут, а это безумие; и если же нас все-таки полюбят, когда мы достигнем некого идеала, то полюбят не нас самих, а наш «экспортный вариант».

Проще говоря, перед на­ми одна-един­ственная проблема — страх, что нас не бу­дут любить, если мы не будем соответствовать некому идеалу, если мы не будем «первыми» и «лучшими».

И как это всегда происходит со страхом, он ретируется толь­ко в тот момент, когда мы перестаем от не­го бегать и соглашаемся на то, чего мы пытаемся таким образом избежать.

Иными словами, нам надо решиться и позволить себе не быть идеальными, не быть «первыми» и «лучшими». Нам надо разрешить се­бе быть самими собой.

Кажется, что такое разрешение — это чистой воды нелепость. Как можно разрешить себе то, что и так уже есть, ведь мы — это мы, и мы такие, какие мы есть. Что тут разрешать?! Но не будем торопиться с выво­дами.

Всякая невротическая конструкция (а чувство неудовлетворенности собой — это именно невротическая конструкция) алогична, поэтому и разрешение невротического конфликта не может быть построено на аристотелевской логике, оно может быть только такой вот «бессмыслицей».

В данном случае эта «бессмыслица», способная обезоружить невроз, выглядит следующим образом: откажитесь от того, чтобы быть «первыми» и «лучшими», разрешите себе быть такими, какие вы на самом деле.

Просто выйдите из игры, снимите требования, которые вы предъявляете к себе, и получите удовольствие от сознания того, кем вы являетесь, что вы делаете, что вам интересно и по-настоящему нужно.

Научитесь любить себя так, как вы бы хотели, чтобы вас любили ваши родители, и тогда вечно голодный иерархи­ческий инстинкт, до сих пор пивший вашу кровь, отступит, а вы получите возможность чувствовать себя счастливым человеком.

(Отрывок из книги “Исправь свое детство”)

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5acf3361a936f424df9d5403/5cb088d4fefd2e00b3ac3520

Тебе не хочется покоя… Что не так в моей жизни?

Постоянно в депрессии постоянно не удовлетворена своей жизнью

Деловая встреча прошла успешно. Пирог не подгорел. Даже погода за окном хорошая. Всё отлично, только… что-то не так. Какая-то неудовлетворенность жизнью на душе всё-таки есть. Что с этим делать?

И вроде бы к психологам бежать нет особенной надобности. Это ведь даже не депрессия, с которой нужно бороться, не жалея сил и средств. Это вполне себе вариант нормы. Только какой-то немножко менее яркий, чем хотелось бы. Несколько более нервный. Не то чтобы не устраивает что-то определенное, а как-то просто периодически тоскливо по невыясненной причине. Что-то внутри зудит, ноет и непонятно чего просит.

Откуда берется эта постоянная неудовлетворенность жизнью и недовольство собой? Скорее всего, мы сами себе где-то мешаем наслаждаться жизнью, перекрывая кислород собственной песне. И подсознание нам о том сигналит. Пока что тихонько и слабо различимо. Но если игнорировать — может, конечно, и громче расшуметься. Разберемся с ним, пока дело еще не запущено

Неудовлетворенность — это верный знак, что пора что-то менять.
Джерард Батлер

↑Какой именно предмет и в каком конкретно месте не даёт человеку расслабиться и получать удовольствие от жизни на всю катушку — зависит от конкретного случая. Попробуем узнать.

Сколько вообще у человека может быть потребностей? Классик психологии Абрахам Маслоу когда-то выделил пять групп: физиологические, необходимость в безопасности, социальные, потребности в уважении и самовыражении. Когда успешно выполнены одни, заявляют о себе другие.

Возможно, разум вполне доволен достатком и профессиональной востребованностью, а душа просит больше душевного общения? Или творческие способности не желают простаивать и требуют реализации?Прислушайтесь повнимательнее к своим желаниям. Можно вспомнить даже детские фантазии.

Чего вам сейчас может остро недоставать с точки зрения той задумчивой девочки? Может быть, вы отчаянно мечтали: “Вот вырасту, никто меня ограничивать уже не будет — смогу отправиться в Африку посмотреть на живых диких жирафов!”, но так и не реализовали эту великую задумку?

Ваши требования к себе и к жизни основательно завышены, и с реализацией каждого пункта завышаются всё выше и выше. Вам, как тому известному мультгерою, всегда и в любых условиях “маловато будет!”.

Любое несовершенство вас искренне расстраивает, и вы опять и опять стремитесь штурмовать вершины — и стараетесь увлечь за собой ближних.

Психологи зовут это явление красивым словом “перфекционизм” и хором предупреждают, что портить жизнь он способен основательно, если его не укрощать.

Ведь совершенства в природе действительно не наблюдается. А если в жертву этому мифическому божеству приносить все человеческие радости и слабости, то и цели не достигнешь (ведь она вечно будет оставаться где-то в зените), и радоваться жизни разучишься.

Ну, и ближних тоже издергаешь вечными придирками. Пока этого не случилось, необходима прививка реалистичного подхода, простите за тавтологию, к реальности!

Почему в эпоху победившего социализма человек, редко видевший копченую колбасу, чувствовал себя спокойнее, чем сейчас человек, редко видящий крабов? Так ведь тогда мало кому можно было в этом смысле завидовать! Примерно ту же одежду носили и в тех же очередях стояли и родственники, и соседи. Сейчас разделение стало гораздо глубоким и явным.

И не только непосредственно по количеству купюр на килограмм живого веса. Вот бывший сотрудник основал собственный продюсерский центр, и его довольная мордочка улыбается с баннеров, рекламирующих стиль жизни особо сильных и влиятельных. Бывшему бойфренду предложили какой-то выгодный контракт, и он теперь прохлаждается в теплой Калифорнии.

А бывшая одноклассница стала звездой и состоит в каком-то клубе для особо избранных. И таких счастливчиков вокруг всё больше. Непременно кому-то достается что-нибудь симпатичное, чем мы обделены!Когда индивиду — “вполне неплохо”, а окружающим — “совсем хорошо”, поневоле занижаешь ценность имеющегося.

Даже если в детстве усвоила, что завидовать — дурно, и не допускаешь соответствующих мыслей, все равно, как понаблюдаешь чьи-то успехи, становится как-то не по себе — неловко за свои скромные достижения.

Нет, не нужно загонять дискомфорт поглубже! Можно “открытым текстом” обдумать: сколько всяких сопутствующих трудностей (от ненормируемого рабочего дня продюсера до вечной публичности актрисы) несет с собой это их “совсем хорошо”. И дать себе полное право успокоиться и жить по-своему.

Этот “синдром” чаще, чем других преследует учителей, иногда политиков. И вообще, представителей профессий, связанных с ответственностью за других людей. Периодически начинает казаться, что на тебя тем самым возложена чуть ли не огромная ответственность за счастье и благополучие всего человечества.

У вас-то все нормально, вы со своими проблемами смогли разобраться, но… Как можно позволить себе радоваться, когда кто-то еще недоволен и неустроен? “Там без меня ничего не получится!” При таком подходе, даже если делаешь все от тебя зависящее, все равно обязательно найдется повод для уныния. Ведь непременно кто-нибудь да остается несчастным. Неосчастливленным.

Несмотря на любую помощь.Впрочем, это получается и у тех, чья деятельность не связана с социальной работой. Когда вокруг успешной особы потихоньку собираются вытянутые печальные лица обделенных судьбой. Или особе просто так кажется.

И начинается рефлексия: “Мне-то хорошо, а у сестры депрессия!”, “Как я могу радоваться, когда тетя постоянно болеет?”А вот так — можете и все! Вы утешали сестру, вы бегали в аптеку для тети? Дальше — дело их желания и настроя.

Во-первых, вы не волшебник, а во-вторых, даже волшебники в сказках не могли сделать всех автоматически счастливыми — всегда присутствовали какие-то ограничения. Что же касается профессиональной ответственности за нерадивых учеников или упрямых пациентов — то с ними полезно почаще вспоминать мудрую формулу: “Делай, что должен — и будь что будет”.

Надеюсь, конечно, что это вовсе не о вас. Но бывает и также: что бы ни происходило, человеку это не по душе. Неудовлетворенность общая, глобальная и непреодолимая. Комплекс пессимиста.

Если что-то не так (даже по мелочам), он тут же расцветает: “Так я и знал!” Если что-то получается как надо, пожимает плечами: “Это случайно! И наверняка что-то тут не то…”Записной пессимист всегда твердо помнит одно из следствий закона Мерфи: “Когда дела идут хорошо, возможно, вы чего-то не замечаете”.

Но не всегда помнит, что законы эти — шуточные. Пытаться чем угодно по-настоящему обрадовать чем-либо такого человека — дело крайне сложное, неблагодарное… и даже опасное. Может увидеть в этом стремлении что-нибудь совсем нехорошее.Как такие товарищи вообще ухитряются жить-поживать — и чего бы то ни было наживать? По-разному.

Некоторые упрямо держаться за свою особенность, поскольку она дает, как это ни странно прозвучит, некую неуверенность: ведь с самой нижней ступеньки падать действительно некуда. Некоторые чувствуют, что с таким подходом далеко не уедешь, но ничего не могут с собой поделать — и компенсируют свое вечное недовольство терпением и чувством юмора.

А самые смелые все-таки решаются попробовать “по-хорошему” — и, хоть и не особенно веря, все-таки отправляются на консультацию к специалистам-душеведам. Хорошо, если эти специалисты не принадлежат к описанному выше типу!

Хорошо, “диагноз” себе поставили. Определили, что все на самом деле в порядке, что гармония мира не знает границ, и только мы их себе водружаем. Уже яснее, уже легче. А как окончательно перестать постоянно переживать и наконец дать себе внутренне расслабиться? Что прописать себе в качестве “второй помощи”?

  • Любовь. Сильное и яркое чувство — лучшее лекарство от сомнительного “а может, что-то со мной все-таки не так?” и неконструктивного “хочу того, не знаю чего…”. Особенно взаимное.
  • Искусство. Его не зря прописывают невротикам, людям с эмоциональными и коммуникативными проблемами. Оно — отменная терапия, и не в том смысле, что утешает, демонстрируя нечто красивое и приятное, а в том, что позволяет посмотреть на все, в том числе на себя со своими “тараканами”, с другой стороны. Нередко с птичьего полёта.
  • Спорт. Знаете, иногда непонятный внутренний дискомфорт — только от того, что при сидячем образе жизни некуда лишнее накопившееся статическое электричество девать, и застоявшийся организм просит движения, воздуха и полезных нагрузок — и кислое напряжение как рукой снимает! Главное — чтоб нравилось.
  • “Неделовые” дела. Трудоголику, зацикленному на достижениях, очень трудно бывает осознать, что бесполезное может приносить пользу. Какой толк в прогулках, какой резон в любительских карнавалах? А ведь “бессмысленные” и “непрактичные” удовольствия заряжают детской энергией. В детстве, небось, не случалось немотивированной хандры в солнечную погоду!
  • Эмоциональная разрядка. Вам грустно, и неясно от чего? Вспомните что-нибудь печальное и расплачьтесь! Вам нервно на ровном месте? Пошвыряйте в диван плюшевыми слонами, а в нарисованную рожу Персонализированной Неприятности — дротиками! Наверняка полегчает.

Наверняка всё здравомыслящее человечество, прочитав эти строки, уже задумалось: с другой стороны, если неудовлетворенность в человеке существует, значит, это кому-нибудь нужно? Прежде всего, самому этому человеку.

Ведь если бы нам было бы всюду совершенно безоблачно, не видать бы нам тогда прогресса — ни личного, ни общественного! Так и сидели бы в землянках, всем довольные: не капает — уже комфорт.

В конце концов, а зачем выгонять чувство неудовлетворенности окончательно и бесповоротно? Можно ведь, обуздав это чувство, не убивать его окончательно и бесповоротно, а просто направить себе на пользу. А то как представишь себе существо, которое ни в чем никогда не сомневается, всем довольно и всегда благодушно настроено…

и даже как-то немножко противно становится.

Все-таки то самое шило в том самом месте — полезный инструмент, когда заставляет становиться лучше и делать лучше окружающий мир!Итак, берём свое собственное смутное недовольство, свою родимую внутреннюю агрессивность — и применяем в конкретном случае простоя и пробуксовки в качестве стимула! Ага, добежали, ленточку сорвали… А теперь срочно зашвыриваем только что использованный стимул подальше! Иначе опять может погнать туда — неведомо куда, в поисках того — неизвестно чего… А у нас по плану отдых, дыхание полной грудью и наслаждение обычной жизнью!

Что делает мужчину завидным женихом? Тугой кошелек, острый ум и… Когда где-то глубоко на донышке души неясной тенью копошатся сомнения и страхи, справиться с ними помогают несложные приемы.

  1. Принцип “скажи вслух”Применяется, когда что-то беспокоит, а что именно — сама не знаешь.

    Тогда нужно, оставшись наедине с собой, попытаться четко и ясно назвать все, что может вызывать дискомфорт в данной ситуации. Очень часто обнаруживается, что опасения и боязни, “вытащенные на свет Божий”, предстают просто забавными и незначительными — и тогда их можно с улыбкой отпустить.

  2. Принцип “уточните, пожалуйста”Применяется, когда неудовлетворенность вызвана необходимостью чего-то достичь, а смысл и уровень достижения неясен. Но ведь тогда никакой результат не сможет принести удовольствия! Вспомните вопрос Бендера Шуре Балаганову, сколько конкретно ему нужно для счастья. Это правильный прием.
  3. Принцип “купишь козу”
    Применяется, когда вы в нормальном и равновесном состоянии все равно ощущаете какую-то неопределенную неловкость — то ли от ориентации на чье-то мнение (“могут подумать, что я ленюсь и не стремлюсь к большему”), то ли от скуки (“все так хорошо, что даже неинтересно”).

    Создайте сами себе дополнительную трудность, чтобы, избавившись от нее, вздохнуть облегченно — и со свежей радостью оценить преимущества вашего положения!

Неудовлетворенность — страшная штука. В здоровых дозах она, конечно, может помогать достигать намеченных целей. А в нездоровых — вызывает всяческие неприятности.

  • Семейные конфликты. Супруги, один из которых чем-то неудовлетворен в семейной жизни (не обязательно в интимной сфере, хотя и это тоже), далеко не всегда додумываются обсудить источник подспудного недовольства и решить, как устранить его вместе.Чаще неявные претензии выливаются в неконструктивные притирки, капризы, претензии и ссоры, от которых ситуация запускается.
  • Нарушение правил на дорогах. Российские психологи выяснили, что корень множества ДТП — не в технических неполадках и, даже, не в отсутствии умений, а в “голове”. Именно внутренняя неудовлетворенность порождает агрессию, которая заставляет водителей лихачить и подрезать, пешеходов — беспечно топать наперерез движению и на красный свет.
  • Зависимость. Когда значимые потребности никак не получается реализовать, неудовлетворенность приобретает глобальные масштабы. И если находится что-то, что снимает это напряжение (игры, наркотические вещества…), есть большой риск тут же попасть в зависимость. Отсюда и та закономерность, что чаще на такие деструктивные “утешения” попадаются дети из неблагополучных семей.

Рубцова Нина · 28 сен, 2016

Источник: https://PsyMod.ru/psikhologiya-obshcheniya/social/2057-tebe-ne-hochetsya-pokoya-chto-ne-tak-v-moey-zhizni.html

Потеряла смысл жизни: нервозность, неудовлетворенность собой, бессонница

Постоянно в депрессии постоянно не удовлетворена своей жизнью

От чего может быть постоянная нервозность и чувство неудовлетворенности? Как будто я потеряла смысл жизни? Письмо с такими вопросами получил я недавно через форму обратной связи. В рубрике САМОРАЗВИТИЕ новый ответ психолога счастья.

Потеряла смысл жизни

Потеря смысла жизни — распространенный признак негативного сценария жизни, сопровождающийся нервозностью, бессонницей, апатией и сильным стрессом.

Неудовлетворенность собой — бич нашего времени. Постоянное недовольство собой есть главный симптом негативной жизненной позиции «Я — плохой». (c) Психолог Счастья.

Насколько Вы довольны и удовлетворены собой?

Симптомы неудовлетворенности собой

  • Не понимаю, что происходит, и что мне мешает
  • Ощущение нереализованности, страх несостоятельности
  • Тревожность по поводу будущего
  • Желание перейти на новый уровень
  • Ощущение «бардака в жизни», тупика, болота
  • Усталость, обессиленность
  • Сомнения в себе и в правильности принимаемых решений
  • Впечатление, что иду не туда
  • Маета
  • Повторяющиеся сценарии, ситуации
  • Не вижу выхода, чувство неразрешимости некоторых проблема
  • Нерешаемая ситуация
  • Усталость, безрадостность, зависимость от чужих мнений
  • «Болото», «тупик»
  • Раздражительность
  • Целей нет! Вообще не понимаю, чего хочу!
  • Тоска, угнетенное, подавленное настроение
  • Недовольство собой, снижение уверенности в себе, снижение самооценки
  • Пассивность, трудность вовлечения в целенаправленную активность
  • Нарушения сна  (бессонница, сонливость)

 Загрузка …

Вот такой вопрос — крик о помощи я недавно получил в свой почтовый ящик.

В последнее время я все чаще стала задумываться о собственном состоянии. В первую очередь потому, что это ненормально — не спать всю ночь и прислушиваться к каждому шороху, потому что преследует чувство неясной опасности.

Я студентка, приехала учиться в другой город, и была полна всяческих радужных  надежд. А сейчас мне кажется, что все они глупы, необоснованны и несбыточны. А я лишь завышаю собственную самооценку и позволяю себе снисходительный тон общения с большинством людей, потому что воспринимаю их несколько интеллектуально ниже (при том понимаю, что не имею на это права).

Исходя из разговоров с любимым человеком, я с удивлением осознала, что постоянно ограничиваю себя в проявлении чувств. В смысле, я понимаю, что плакать — это нормально, но делаю это только в самых тяжелых ситуациях, потому что стыжусь слез. Мне кажется что смущение, какие-то нежные и милые реакции — это не для меня, кажется, что в моем исполнении это будет выглядеть нелепо.

В общем, не знаю почему, но в последнее время практически ничего, кроме угнетенности, бессилия и разочарования не чувствую. Хотя время от времени то впадаю в апатию, то до дрожи в руках начинаю бояться будущего, потому что понимаю, что я либо не хочу ничего делать, либо делаю неправильно. И, ко всему прочему, ночью часто бывает чувство неконтролируемого страха, описанное в самом начале.

Не могу больше так, хоть иди и вешайся. Всегда думала о суициде отрицательно, но сейчас осознаю, что в чем-то понимаю этих людей, хотя сама на такое никогда не решусь.

Извечный вопрос: что делать и как с этим быть?

Я попросил уточнить некоторые сведения о себе, в частности спросил не напоминает ли данная ситуация что-нибудь из прошлого?

Для начала скажу, что родительская семья у меня неполная. По крайней мере была таковой долгая время.

Мама развелась с отцом, когда мне было 6 лет, это сопровождалось 3 длительными расставаниями, каждое из которых сопровождалось диким скандалом с рукоприкладством отца в отношении матери.

Причина весьма тривиальная — отец нашел женщину со связями за границей и денежными перспективами. Трагикомично, но она была его бухгалтером.

Впрочем, с отцом я после этого всегда и очень хорошо общалась, что делаю по сей день, хотя лавировать между двумя родителями, которые, мягко скажем, недолюбливают друг друга, достаточно тяжело, даже когда ты уже относительно взрослый и относительно самостоятельный человек. До отъезда в другой город я прожила с мамой и отчимом (который любит меня и мою маму, а я его безмерно уважаю, потому что сделал он для меня, и делает до сих пор, несоизмеримо больше, чем собственный отец) пять лет.

Говоря об учебе… тут, наверное, нужно уточнить, что с самого детства у меня не складываются отношения с коллективом. В школе, примерно до 7 класса, у меня вообще не было друзей, меня периодически переставали замечать, а время от времени задирали. Тогда-то я открыла для себя чтение и полностью погрузилась в литературный мир на 2 года.

После появилось двое друзей, которые могли общаться на те же темы, что и я (а я стала понимать, что одноклассники на самом деле недалекие и их интересы ограничиваются внешностью и благосостоянием своих родителей и чужих).

Естественно, в подростковый период переживать чужое презрение и неуважение было достаточно тяжело: это слезы, когда никто не видит, это само жаление, это, в конце концов, убеждение, что я одна такая умная, распрекрасная, но никем не понятая.

Сейчас я, конечно, понимаю, что все это было глупо, но все равно временами задумываюсь о том, что большинство людей, позвольте выразиться просто, — быдло.

А особенное недоумение возникает при виде вроде и не глупых людей, но реагирующих как маргиналы. Это я говорю об однокурсниках.

Я верила, что еду учиться в культурную столицу, изучать любимое дело (книгоиздание), что начну жизнь с чистого листа, в окружении иного контингента…

А оказалось, что контингент изменился, но отношение ко мне — нет. Сначала все было более-менее, ко второму семестру люди разделились на небольшие группки, а я поняла, что осталась одна. К третьему семестру я узнала от своей соседки по комнате, что в мой адрес существуют весьма неприятные шутки, что взять любого члена группы и он либо ненавидит меня, либо ни во что не ставит.

Самый главный вопрос, который меня мучает: почему? И второй, не менее важный для меня: почему за спиной?

Я ведь восхищалась многими из них (они составили яркий контраст рядом с бывшими одноклассниками, как в интеллекте, так и в круге интересов), с большинством есть множество общих интересов, я никогда и слова плохого ни о ком не сказала, так почему?! Извините, возможно эта информация лишняя.

Так что учусь на втором курсе университета, живу в общежитии и, что даже смешно, работаю в call-центре, где все состоит из общения с людьми.

Я всегда верила, что знание и владение информацией — главное в жизни. Ничего не боялась больше, чем собственной глупости.

А сейчас столкнулась с самостоятельной жизнью и поняла, что все мои знания, все умения, все, что я взращивала в себе долгие годы, что бы иметь силы жить… простой, ничего не стоящий пшик. Я оказалась не так умна, как мне представлялось (Стоило только поговорить с преподавателями, что бы понять это.

Пожалуй, самое ценное, что дал мне университет — это возможность общаться с такими умными и эрудированными люди, с надеждой, что когда-нибудь я смогу хоть чуть-чуть приблизиться к их уровню).

Чем может быть вызван ночной страх я не знаю, единственное, что меня настолько беспокоило за всю мою жизнь — это клаустрофобия. Я в детстве застряла на несколько часов одна в лифте, где выключился свет.

Три года не могла себя заставить в зайти ни в один лифт, но потом через силу переборола себя.

Хотя до сих пор, например, подходя к закрытой трубе в аквапарке, я чувствую головокружение и темнеет в глазах, так что до конца избавиться от этого не удалось.

Я, честно говоря, и не знаю, что о себе рассказать. Боюсь нагрузить Вас слишком большим количеством ненужной информации.

Как вернуть хорошее настроение и смысл жизни?

Чтобы ответить на эти вопросы моей читательницы, и главное, остановить действие негативного сценария жизни — понадобится всего несколько сеансов Сценарной Терапии.

Уже из текста писем видны симптомы и признаки депрессивного сценария:

  • Депрессивная жизненная позиция (Я -, Ты +). Характеризуется низкой самооценкой и уходом от взаимодействия с окружающим миром — в себя или в депрессию.
  • Отсутствие любви к себе. Опять же низкая самооценка. Постоянные извинения — на тему «я что-то делаю не так». Самокритика и самоирония, которыми пропитан весь текст. «Синдром отличницы» налицо.
  • Пост стрессовое состояние. Жизнь состоит из череды стрессов, напрямую связанных с выбранной жизненной позицией. Пост стрессовым состоянием будет не обязательно апатия. Это может быть и накопленная агрессия, и, как в данном случае, повышение уровня тревожности вплоть до панических атак и фобий.
  • Раннее сценарное решение.  Главное сценарное решение явно было принято в возрасте 5-6 лет и напрямую связано с уходом отца и сценами ссор между родителями. Потом, как видно из письма, оно подтверждается в подростковом возрасте и укрепляется сейчас. Что это за решение и как оно определяет удовлетворенность жизнью и собой, изменение на взрослое решение и составляет в основном предмет сценарной терапии.
  • Психологические игры. Их анализ также предмет консультации с психологом. Пока понятно, что читательница входит в игру в роли Жертвы и выходит, спасая себя, как Преследователь.

Подводя краткий итог этого первичного анализа, добавлю, что с консультацией лучше не затягивать, поскольку обострение негативных психологических состояний прямо указывает на то, что сценарий достиг своего апогея.

И менять его, лучше всего в острой стадии, чем дожидаться ремиссии и опять заняться самоуспокоением.

Источник: http://PsymanBlog.ru/samoterapiya-depressii/poteryala-smysl-zhizni-nervoznost-ytudovletvorennost-soboy/

Постоянно в депрессии постоянно не удовлетворена своей жизнью

Постоянно в депрессии постоянно не удовлетворена своей жизнью

Каждый месяц один из читателей Psychologies получает возможность пройти консультацию с психотерапевтом. Беседа записывается на диктофон: это дает возможность понять, что на самом деле происходит в кабинете психотерапевта. В этот раз на прием к Роберту Нойбургеру пришла Эвелина.

«Я постоянно чувствую неудовлетворенность жизнью. Муж говорит, что это заметно. Со мной стало трудно общаться. Я хотела бы понять, в чем дело.

Например, в отпуске мне не удается радоваться тому, чему я должна была бы радоваться.

Всегда находится что-то, что меня раздражает, злит, вызывает чувство протеста… В такие моменты я чувствую потребность скрыться от всех, убежать. Остаться наедине с собой».

Если я вас правильно понимаю, чувство неудовлетворенности чаще возникает в такие моменты, когда особенных проблем у вас нет.

Да. Я бы даже сказала, что мне легче переносить наличие проблем, чем их отсутствие! Парадокс…

То есть когда вы чувствуете, что у вас есть проблема, это как раз означает, что у вас ее нет!

И наоборот. Я в отпуске с детьми, хорошая погода… и вдруг неожиданно мне становится очень плохо… Появляется неясная печаль и тоска.

Вы можете вспомнить, когда впервые заметили, что с вами происходит что-то необычное?

Да. Это началось после рождения детей, когда они были еще совсем маленькими.

Расскажите немного о себе…

Мне 45 лет, я помощник нотариуса, 20 лет работаю в нотариальной конторе. Я замужем 18 лет. Моей дочери семнадцать, ее зовут Сесиль. Сыну Фуаду 12 лет. Мой муж ливанец, и поэтому у детей такие непривычные имена.

Они оба умерли. Мама скончалась 20 лет назад… А отец умер 12 лет назад. Маме было 47 лет, ее погубил рак надпочечника, очень редкое заболевание. А отец погиб в автокатастрофе. У меня есть сестра, на шесть лет меня младше.

Раньше вы консультировались с психологом, психотерапевтом?

Нет. Меня консультировал психиатр. Муж отвел меня к врачу два года назад, так как я была в сильной депрессии. Но лечение свелось к выписке рецепта.

Я была не в силах встать с кровати. Ничего не могла делать. Жила с ощущением полной пустоты. Так продолжалось полтора месяца. Лечение мне помогло. Я справилась с депрессией и теперь не хочу пройти через эту болезнь еще раз. Именно поэтому я обращаю внимание на малейшие отклонения в своих ощущениях.

Тогда я слишком запустила ситуацию. Может быть, это был кризис сорокалетней женщины? Я осознала, что ничего не добилась в жизни. В молодости у меня было множество планов, я, например, мечтала стать летчицей… Может быть, мне было слишком тяжело признать, что мои мечты никогда не будут реализованы? (После паузы.

) Не знаю.

Ваша реакция была слишком сильной. Возможно, потому, что скопилось слишком много переживаний. Гибель отца была для вас тяжелым ударом? Вы были сильно к нему привязаны?

Нет, не особенно. У него был маниакально-депрессивный психоз, и поэтому с ним было очень тяжело сосуществовать. Мои родители развелись, когда мне было 11. Мы с сестрой и мамой переехали на другую квартиру. И это было очень тяжело, так как у мамы одна депрессия следовала за другой.

Мне кажется, она с детства не отличалась сильным здоровьем, но после развода произошла настоящая катастрофа. Мама проводила много времени в больницах, а нас воспитывала бабушка с материнской стороны.

Мама прошла долгий курс лечения и немного пришла в себя, но ее здоровье все равно оставалось хрупким.

Вы были старшей сестрой, значит, на вас лежала особая ответственность?

Да, да… Я все время старалась не противоречить маме. Знала, что она очень нервничает по каждому поводу, и поэтому старалась не приходить поздно домой. Я слушала, смотрела, но ничего никогда ей не говорила. А у моей сестры наоборот – как только что-то было не так, у нее начинались беспрерывные кризисы.

Именно так. Когда мне исполнилось 18 лет, у меня появился приятель. Мы поселились вместе неподалеку от моего дома. Я навещала родных. Маме звонила практически каждый день и регулярно к ней приходила.

Ваши дети знают вашу семейную историю?

Они не знали практически никого из моих родственников. Иногда они меня расспрашивают, но я не вдаюсь в подробности. Зато у них очень близкие отношения с родственниками отца. Они свободно говорят по-арабски, каждые каникулы ездят в Ливан. Это одна из тех больших дружных семей, где у всех хорошие отношения друг с другом. Я таких отношений никогда не знала.

Это один из моментов, который вам понравился, когда вы познакомились со своим мужем?

Да, особенно меня привлекло то, что я познакомилась с кем-то совершенно не похожим на меня. С человеком, который смотрит на мир по-иному.

Да, семейная история вашего мужа составляет контраст с вашей семейной историей. Но давайте вернемся к вашим сегодняшним огорчениям – что вам больше всего мешает?

Меня всегда что-то будоражит, я бы хотела научиться сохранять ровное настроение.. Например, несколько дней назад мы купили маленькую машину, о которой я уже давно мечтала, у нас были для этого деньги… Но когда я первый раз выезжала со стоянки, я вдруг испугалась.

Я боялась, что не смогу ее вести, я боялась того и этого… и все это вместо того, чтобы просто радоваться. Мне кажется, что я все время ищу проблемы. Кроме того, мне трудно сказать «нет». Хотя с возрастом я стала более стойкой.

А в молодости совершила множество поступков, которые вовсе не хотела делать. Я мечтала заниматься литературой, а стала изучать делопроизводство, как мне посоветовали родители, хотя мне это совсем не нравилось. Я не знаю, почему так происходит.

Может быть, это какой-то изъян моей личности? Моя младшая сестра даже в молодости всегда умела сказать «нет».

Мне кажется, хотя это только первое ощущение, что нелегко быть счастливой, если твои родители были несчастны.

Получается, что я частично впитала их страхи?

Может быть, вы все время ощущали свою ответственность как старшая в семье, которой не всегда можно позволить развлекаться.

Я думаю, здесь свою роль сыграла и верность семье, мешающая вам быть счастливой и даже порождающая чувство вины: «Если я буду счастлива, это ненормально, неправильно. У нас в семье так не принято».

Такие чувства нелегко преодолеть, так как они – часть вашей жизни: ни один из родителей не был счастлив – это значит очень много.

Да, и кроме того, я все время слышала: «Это не для нас». Все хорошее было не для нас: хорошие профессии, красивые дома, удовольствие…

Откуда взялась эта фраза: «Это не для нас»? Это очень важно. Что хотели сказать родители, когда произносили ее, – «Мы должны смириться со своим социальным положением»?

Да, все запрограммировано, мы не должны выходить за узкие пределы нашей жизни. Да это и невозможно.

А вы вышли за эти пределы?

Это не так! Может быть, не так далеко, как вам хотелось бы, но все-таки вышли. У вас хорошие отношения с мужем, дети, вы не разведены, вы здоровы… Это уже кое-что!

Да, это не похоже на ту жизнь, которую я знала!

В какой-то мере вы «совершили предательство». Мне кажется, что именно с этим надо работать. Вам совершенно не стоит держать все это в себе и уж тем более – передавать дальше своим детям. Но психотерапевтическая работа будет для вас непростой, потому что вы воспринимаете ее собственнически, как нечто, что нужно вам, а не другим…

В конце концов, если я себя буду чувствовать лучше, то и другим будет лучше.

Мы находимся в любопытной ситуации: психотерапия может помочь вам избавиться от отягощающих вашу жизнь ощущений. И в то же время что-то в вас говорит: «Имею ли я на это право?»

По сути, я делаю шаг вперед и два шага назад… Всегда так. Я унаследовала от своего отца дом. Я собиралась его продавать. Сейчас я начала его сдавать, я чего-то жду… и вот… Я тяну время, говоря себе: «Потом, посмотрим».

Да, продажа дома ‒ это такое действие, которое может помочь вам избавиться от своего прошлого. А вы говорите себе: «Имею ли я на это право?»

Эвелина:«Несколько дней после этого сеанса я себя очень хорошо чувствовала. А потом начала размышлять: «Зачем я пошла на это? Собираюсь ли я продолжать?» Психотерапевт помог мне увидеть, как, каким образом мои родители продолжают оказывать влияние на мою жизнь даже спустя несколько лет после своей смерти. Теперь мне это совершенно ясно.

Но стоит ли мне продолжать сеансы психотерапии? Теперь, когда я вновь ощущаю неуравновешенность и недовольство собой, я не хочу с этим мириться. Я стараюсь противодействовать этому разрушающему меня чувству неудовлетворенности жизнью. Но мне трудно справляться с собой. И думаю, что мне стоит продолжить психотерапию.

Но я все еще не назначила следующую встречу».

Роберт Нойбургер:«Я был очень тронут рассказом Эвелин. В подобном случае на поведение врача может повлиять желание как можно скорее помочь человеку, облегчить его страдания. Но в данной ситуации это означало бы выполнить задачу Эвелин за нее.

Нужно помочь ей самой лучше понять себя и научиться принимать решения самостоятельно. Эвелин еще не знает, будет ли она продолжать психотерапевтические консультации. Для меня это означает лишь то, что она чувствует себя свободной.

Она свободна сделать любой выбор, в том числе и принять решение не меняться».

Источник: https://fobii.org/depressiya/postoyanno-v-depressii-postoyanno-ne-udovletvorena-svoey-zhiznyu/

ВашДоктор
Добавить комментарий