Особое напряженное выражение лица маска депрессии

Особое напряженное выражение лица маска депрессии

Особое напряженное выражение лица маска депрессии

Маски, скрывающие депрессию

ДЕСЯТНИКОВ Владимир Федорович,
доктор медицинских наук, профессор

Известно, что клиническая картина скрытой депрессии может имитировать как функциональные, так и органические нарушения в организме, отличаясь малой выразительностью — «бледностью» типичных симптомов депрессии, множественностью и неспецифичностью соматических расстройств. В целом наиболее характерна комбинация следующих симптомов: бессонница, отсутствие аппетита, головная боль, жалобы на нарушение со стороны внутренних органов, наконец, внутреннее беспокойство, усталость.

Перечень всех соматических проявлений скрытой депрессии сам по себе вряд ли имеет смысл, поскольку в каждом конкретном случае, когда речь идет не о болезни, а о больном, врач сталкивается с «маской» — определенным набором таких симптомов, маскирующих истинную картину болезни. Каковы же наиболее распространенные маски депрессии?

Вариант соматических масок — алгическо-сенестопатический

Маскирующие депрессию боли (алгии) и разнообразные неприятные ощущения в различных частях тела (сенестопатии), о которых сообщают пациенты, встречаются примерно в 50% случаев. Отсюда и принятое в медицине название варианта таких масок — алгическо-сенестопатический.

Появление, болей происходит чаще внезапно. Топографически не соответствует болевой синдром зонам иннервации, отсутствует эффект от анальгетиков. Как правило, больные связывают возникновение болей с каким-либо событием, часто пытаются найти внешнюю причину их появления.

Чувство подавленности, безнадежности, пониженное настроение они стараются объяснить длительными, многочисленными обследованиями и безуспешным лечением у терапевтов, невропатологов, хирургов, эндокринологов, урологов, отоларингологов, аллергологов, стоматологов.

И обычно никто не подозревает наличие психического заболевания — маскированной депрессии.

А между тем упорство и своеобразие жалоб, особенности течения заболевания, отсутствие ряда характерных для клинической картины конкретного соматического заболевания симптомов и безуспешность лечения, показанного в таких случаях, служат мотивами для направления таких больных к психиатру.

Количество обследований и процедур, проведенных таким больным за длительный срок наблюдения и лечения у врачей-интернистов, весьма велико.

И если даже обнаруживаются какие-то объективные изменения, то они не могут объяснить стойкости и многообразия жалоб. Всегда имеется несоответствие между обилием жалоб и незначительными возможными органическими изменениями.

Такие пациенты длительно лечатся амбулаторно или стационарно, получают курортное лечение, однако не отмечают заметного улучшения.

Маска — абдоминальный синдром

Это конкретная маска алгическо-сенестопатического варианта — боли, спазмы, ощущения жжения, онемения, покалывания, давления (парестезии) и т. д. в области живота. Больные испытывают тяжесть, «переполнение», «распирание», «вибрацию» желудка, «вздутие» кишечника, тошноту, мучительную отрыжку.

Боли чаще длительные, постоянные, ноющие, распирающего тупого характера, но периодически на этом фоне отмечаются кратковременные, сильные, молниеобразные. Появляются боли периодически (наибольшая интенсивность в ночное и утреннее время суток) , они не связаны с приемом и характером пищи.

Как правило, отмечается понижение аппетита, больные едят без удовольствия, теряют в весе, страдают мучительным запором, реже поносом.

К наиболее постоянным проявлениям этого синдрома, кроме болей, относится метеоризм, ощущения вздутия, переполненности, урчания кишечника.

Больные неоднократно вызывают «скорую помощь», в экстренном порядке доставляются в стационары с подозрением на острое заболевание желудочно-кишечного тракта, спаечную болезнь, пищевое отравление.

Данные объективного исследования (осмотр, показатели клинических и биохимических анализов крови, рентгенологическое обследование, анализ желудочного содержимого и дуоденальное зондирование, копрологическое исследование), как правило, остаются в пределах нормы, если же и обнаруживаются незначительные отклонения, то они не объясняют характера и стойкости боли. Немаловажно отсутствие эффекта от терапевтического лечения предполагаемого соматического заболевания.

Маска — глоссалгический синдром

В выявлении депрессивных состояний врачи и сами больные сталкиваются со значительными трудностями.

Под глоссалгиями принято понимать заболевание языка и слизистой оболочки полости рта, при которых основными симптомами являются жжение, пощипывание, покалывание, ссаднение, зуд, онемение, нередко в сочетании с болями в языке.

И дело не только в том, что жалобы больных на боли и неприятные ощущения часто принимают форму необоснованных беспокойств по поводу мнимого неизлечимого тяжелого заболевания (носят ипохондрический характер), нередко они совпадают с протезированием и лечением зубов.

Проявления депрессивных расстройств (подавленность, угнетенность, плохое настроение, тревога и т. д.) настолько похожи на состояния, сопутствующие стоматологическим болезням, что часто не представляются консультантам и самим пациентам первичными.

Тем не менее многократные всесторонние обследования не выявляют объективных изменений либо результаты неадекватны имеющимся жалобам. Это обстоятельство должно настораживать.

Запоздалое распознавание депрессии приводит к тому, что пациенты подвергаются ортопедическим и стоматологическим вмешательствам.

Именно по настоянию таких больных часто происходит экстракция (удаление) одного или нескольких здоровых зубов, вплоть до удаления всех на верхней и нижней челюстях. Известны случаи неоправданного удаления всех зубов по настоянию пациента, страдавшего скрытой депрессией.

Часть пациентов жалуется на увеличение языка, затрудненность речи, быструю утомляемость глотания, тяжесть и чувство языка как инородного тела. Сообщают о горечи во рту с металлическим привкусом.

Во время еды эти ощущения исчезают, а по прекращении вновь возникают.

Жалобы больных, возникнув остро и неожиданно, приобретают затем постоянный характер, лишь изменяя свою интенсивность в течение суток: уменьшается интенсивность болей в утренние часы, а максимальная их выраженность в вечерние.

Вместе с тем больные часто жалуются на бессонницу, чувство тошноты, дискомфорт в желудочно-кишечном тракте, отсутствие аппетита, боли в различных частях тела (голова, сердце, живот, суставы).

Такое разнообразие симптомов, не укладывающееся в рамки какого-либо стоматологического заболевания, а также длительность, упорство и своеобразие его течения дают основание заподозрить наличие маскированной депрессии.

Маска — кардиалгический синдром

Имитирует болезнь сердца. Ведущие жалобы — боль, неприятные тягостные ощущения различной интенсивности в области сердца: сжимающего, ноющего, щемящего, сверлящего характера, жжение, спазм, пульсации, горение и т. д.

— в предсердечной области, сильные сердцебиения, перебои.

Излагая эти жалобы, больные употребляют необычные выражения и сравнения для характеристики испытываемых ощущений: «огненные ощущения в груди», «шум в сердце», «стук», «судороги», «уколы», «распирания», «спазм за грудиной», «стягивание грудной клетки».

Возникновение этих болей не связано с физической нагрузкой, чаще они появляются спонтанно, реже после эмоциональных напряжений, как правило, в предрассветные и утренние часы. Наряду с болями и неприятными ощущениями в области сердца пациенты испытывают перебои, усиленное сердцебиение, ощущение кома в горле, удушья, нехватки воздуха, которые сопровождаются страхом смерти.

Кроме болей и неприятных ощущений в области сердца, нередко наблюдаются объективно регистрируемые нарушения ритма сердечной деятельности, нормализация которого наступает в процессе лечения антидепрессантами, что свидетельствует о депрессивной природе расстройств.

Вместе с тем выявляются и нарушения сна, аппетита, похудание, запоры, а также ощущение внутреннего дискомфорта, разбитости, мышечного бессилия, неоправданное беспокойство, смутное чувство тревоги, волнения, снижение общего тонуса, работоспособности и активности.

Такие пациенты неоднократно вызывают «скорую помощь», стационируются в терапевтическое отделение с диагнозами стенокардии, инфаркта миокарда, вегетососудистой дистонии, невроза сердца, пароксизмальной тахикардии, шейного остеохондроза, атеросклероза коронарных артерий с явлениями ангио-невроза, которые в дальнейшем при обследовании частично или полностью отвергаются.

Маска — цефалгический синдром

Головная боль как маска скрытой депрессии доминирует в ее проявлениях. Больные затрудняются описать особенности головных болей, подчеркивают их упорный, мучительный характер, испытывая ощущение жжения, распирания или сдавливания, горения и тяжести, пульсации, стягивания и онемения, нередко пустоты.

Порой им трудно указать точно местонахождение боли, говорят о мигрирующем характере: то в лобно-височной, то в затылочной, то в теменной области.

Головная боль и неприятные ощущения топографически не соответствуют зонам иннервации черепа и сосудистым бассейнам, распространяются в отдельных случаях и на другие части тела.

Часто боль возникает ночью (при раннем пробуждении), достигая наибольшей интенсивности в предрассветные и утренние часы, постепенно уменьшается к середине дня и почти полностью исчезает к вечеру. Иногда на фоне диффузной тупой головной боли периодически отмечаются приступы интенсивной пульсирующей боли.

Примечательная деталь — боль отличается субъективным характером и внешне ничем не проявляется. Анальгетические и спазмолитические препараты лишь снижают интенсивность этих болей, не снимая их. Чаще головная боль возникает беспричинно, у женщин иногда в предменструальный период. Отчетливой связи между наступлением боли и психотравмирующей ситуацией установить не удается.

Кроме описанных выше жалоб, имеют место понижение аппетита, нарушение сна, запоры, потеря чувства радости, утрата интересов, желаний, угнетенное настроение, уныние, пониженная работоспособность.

Длительное время страдая от головной боли, больные, как это принято, неоднократно обследуются у многих специалистов, которые не находят у них органических изменений.

С диагнозами неврастения, мигрень, вегетососудистая дистония, органическое заболевание головного мозга они кочуют из одной больницы в другую, из одного научного центра в другой.

Источник: https://fobii.org/depressiya/osoboe-napryazhennoe-vyrazhenie-litsa-maska-depressii/

В ловушке культа рациональности: есть ли депрессия за маской?

Особое напряженное выражение лица маска депрессии
Акедия: синдром потери смысла

Вы успешный человек и у вас всё хорошо. Вот только почему-то постоянно болит голова. Все пороги медицинских кабинетов уже обиты, таблетки испробованы, но боль всё равно не уходит. Может быть, кто-то даже высказывал вам идею, что это «от нервов», но прозвучала она неубедительно. А может, это депрессия?

Кажется, что уж сегодня мы знаем про депрессию всё. Мы понимаем, что это расстройство и его надо лечить, что, когда она приходит, ничего уже не хочется и жизнь похожа на серую рутину безысходности. Обычной депрессией нынче уже никого не удивишь. Но почему-то она гордо носит звание «эпидемии XXI века». Как так случилось, что от депрессии не застрахован никто?

Когда депрессия хитрее нас

В классическом понимании депрессия воспринимается как расстройство с симптомами пониженного настроения и снижения энергии, с высокой утомляемостью и негативным мышлением. Вроде, всё понятно.

Но депрессия, как вирус, встраивается в структуру личности человека, в его мысли, память и внимание, заменяя звенья одно за другим, поэтому заметить этот процесс становится крайне сложно.

Созвездие симптомов настолько уникально, что даже при наличии детальной классификации депрессивных расстройств не всегда удаётся выбрать наиболее точно описывающий картину синдром. Апатическая, астеническая, тревожная, ипохондрическая… Но самая ловкая среди них — маскированная.

Дело в том, что маскированная депрессия не проявляет себя типичными симптомами, а прячется за тревогой и необъяснимыми соматическими жалобами.

В этом случае человек может годами наведываться в медицинские центры в попытке найти физиологическую причину своей боли.

Однако, присмотревшись, можно заметить типичные колебания настроения по принципу «утром вяло, уныло и грустно, вечером лучше» или, к примеру, часто присущую таким людям алекситимию — трудность в определении и словесном выражении эмоционального состояния.

За какими же масками обычно скрывается депрессия? Профессор А. Б. Смулевич выделяет целые группы таких масок. В первую очередь, это синдромы, похожие на другие психические расстройства, к примеру, генерализованное тревожное или обсессивно-компульсивное.

Депрессия может выражаться в склонности к зависимостям и в изменениях характера: импульсивности, агрессивности или, наоборот, плаксивости и склонности к манипулятивному поведению. Но большая часть масок выглядит как симптомы телесного заболевания.

По данным психиатра С. Лесса, ещё в далеком 1980 году от 1/3 до 2/3 всех пациентов, наблюдающихся у врачей, страдали депрессией со скрытой маскированной симптоматикой.

Сейчас же распространенность депрессии значительно выше. Согласно ВОЗ, только с 2005 по 2015 год рост заболеваемости составил 18%.

Сложно представить, сколько современных пациентов приходят с маскированным депрессивным расстройством.

Депрессия может имитировать практически что угодно, но механизм выбора конкретного симптома до конца не ясен. У человека может нарушиться сон или начаться головокружения, а врачи будут твердить о вегетососудистой дистонии.

Сложности дыхания, частое прерывистое сердцебиение, сыпь, аноргазмия — всё это классические маски депрессии. Но особую популярность занимают различные болевые синдромы.

Постоянно болят голова, сердце, живот, а обследования ничего не показывают? Такая история может длиться годами, не имея логического развития, однако при правильно подобранной психотерапии хронические болевые синдромы порой уходят через пару месяцев.

Если некуда деть эмоции

При разговоре о маскированных депрессиях возникает больше вопросов, чем ответов. Давайте всё-таки разберемся, почему депрессия проявляет себя именно так, по какому принципу выбирается симптом и почему классические симптомы скрыты?

7 книг о социальной психологии

В первую очередь, депрессия — расстройство эмоций. Эмоции сами по себе уникальны тем, что имеют как психическое, так и телесное выражение, а значит, становятся точкой пересечения этих выражений в человеке.

Они не только отражают его ценности и отношение к чему-то, но и побуждают к деятельности, регулируют, подкрепляют ее, поддерживают мотивацию, помогают в коммуникации и оценке этого мира.

При совершении всех этих задач любая эмоция сопровождается изменениями в нейромедиаторной и эндокринной системах. Получается, что любая эмоция уже находится на уровне тела.

Психоанализ первым сделал попытки раскрыть механизм соматизации — «нарушения функционирования той или иной системы без достаточного органического основания, но при важной роли психологических факторов». Именно там эмоция определялась как носитель связи тела и психики. З.

Фрейд говорил, что соматизация возникает, когда эмоция не может быть выражена социально приемлемым образом и вытесняется из сознания, выражаясь в качестве телесного симптома. Сам же симптом носит символический характер и отражает внутриличностный конфликт.

Такой механизм в психоанализе называется конверсией.

Но поскольку конверсия не являлась единственным механизмом, новые модели психосоматических расстройств начали говорить об их мультипричинности. Позднее, с ростом популярности различных теорий стресса, психосоматические расстройства попали и туда.

Учёные пытались определить тип личности, ответственный за ту или иную болезнь, выявить какой-то общий фактор у всех пациентов с психосоматикой.

Эта история продолжается до сих пор, но усилиями психоаналитиков невыраженная эмоция прочно закрепилась в умах как основной фактор соматизации.

Не плачь, всё пройдёт

Открытое выражение эмоций в современном обществе принимается с натяжкой. В мире сегодня не принято грустить — это показатель слабости и безволия. Даже в семьях, среди близких, часто не принято обсуждать и выражать свои эмоции. Отсутствие опыта обращения с чувствами приводит к неумению разряжать и просто переживать свои эмоции.

Одна из самых социально нежелательных эмоций — тоска. Депрессию определённо можно назвать неудобной в социальном смысле. Нытиков никто не любит: человек с депрессией понимает это и задвигает её куда подальше. Но проблема не спешит уходить.

Требование общества всегда быть рациональными и успешными подталкивает невыраженную боль проявиться другим способом. Такой процесс в психоаналитической манере можно назвать вытеснением.

За устойчивость телесных симптомов отвечает не только потребность в выражении, но и потребность в коммуникации. Когда нам плохо, мы ищем поддержки, заботы и любви. Но как попросить о ней, если говорить о чувствах неприлично? Такой способ есть в кармане у каждого маленького ребёнка — болезнь.

Если мы сами не можем попросить о помощи, это может сделать наше тело. В клинической психологии этот феномен называют вторичной выгодой болезни, в том смысле, что сама ситуация болезни бессознательно носит для человека и положительные стороны, в первую очередь, связанные с заботой близких.

Когда мы встречаемся с депрессивной маской, смело можно задать вопрос: «Что моё тело хочет этим сказать? И что я хочу сказать другим с помощью своего тела?».

Как человеческое общение меняет медицину

Ответов на эти вопросы бывает так же много, как и самих людей.

В случае депрессии часто звучит: «мне плохо, я не справляюсь», «мне нужна помощь, я так одинока», «я не могу больше этого делать, мне нужно что-то менять», «мне очень грустно», «мне страшно», «я потерял смысл»…

Когда такие слова слишком сложны для произнесения, тело решает помочь. Не хочешь делать? Тяжело? Не понимаешь, зачем? Хочешь внимания и поддержки? Будет сделано, надо всего-то заболеть.

Механизм соматизации художественно называют «бегством в болезнь». Развивая эту метафору, можно предположить, что побег происходит из тюремных камер идеалов успешности и рациональности. Жизнь в условиях диктатуры совершенства и запрета на эмоции отнимает у человека способы справляться и переживать трудности.

Обычная депрессия стала слишком узнаваема, на её место приходят всё более сложные гибридные формы, так успешно использующие современные социальные требования. В каком-то смысле мы сами, наше общество, стоим у истоков этой эпидемии. И похоже, что наши искренние побуждения быть лучше оборачиваются против нас.

В связи с этим встаёт логичный вопрос: «Так кому на самом деле это может быть выгодно?»…

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://newtonew.com/science/v-lovushke-kulta-racionalnosti-est-li-depressiya-za-maskoy

Маски депрессии. | Жизни – ДА!

Особое напряженное выражение лица маска депрессии

Чтобы победить врага, надо знать его в лицо.

В наш просвещенный век даже далекие от медицины люди прекрасно знают, что такое депрессия. Какую картинку мы обычно представляем, когда слышим слово «депрессия»?

Печальный человек с потухшими глазами сидит возле окна и смотрит во двор. У него неподвижное лицо и бессильно опущенные руки. Вся его поза выражает собой уныние и равнодушие.

Ну как-то так.

На врачебном языке это называется «классическая депрессивная триада»:

— пониженное настроение (тоска, печаль, грусть)

— снижение волевой активности (потеря интереса к ранее привлекательным занятиям, ощущение отсутствия энергии)

— снижение психомоторной активности (замедление мышления, ухудшение памяти и внимания).

Когда мы замечаем, что что-то подобное происходит с нами (или – что бывает гораздо чаще – с нашими близкими, поскольку человек в депрессии редко по своей инициативе обращается за помощью в силу неверия в возможность улучшения своего состояния), мы понимаем, что дело плохо.

Практически все знают, что депрессиятяжелое состояние, которое само не проходит и требует специального лечения – психотерапевтического или медикаментозного, или их сочетания. Одновременно с тем – и это хорошая новость – депрессии в большом проценте случаев достаточно неплохо поддаются лечению. Особенно в случаях, когда депрессия вызвана каким-то внешним фактором – непрожитым горем, психологической травмой, стрессовой ситуацией, к которой человек не смог приспособиться.

Однако проблема заключается в том, что не всегда депрессия выглядит вот так классически. Депрессия умеет прятаться и делает это довольно виртуозно. Очень часто встречаются депрессии, при которых классических, основных симптомов может не замечать даже сам человек, страдающий депрессией. И уж подавно они незаметны для окружающих. Со стороны выглядит, как будто «все окей». Ну или почти все.

Опасность таких замаскированных состояний в том, что грозных депрессивных симптомов «как бы нет». Из никто не видит. Им предоставлена полная свобода развиваться и крепнуть под маской видимого благополучия, пока не станет слишком поздно. И тогда итогом, печальным финалом может стать суицид посреди полного здоровья. Так сказать, внезапно. Без причины.

Предлагаю вам ознакомиться с наиболее часто встречающимися и яркими масками депрессии. Это те случаи, когда депрессия настолько на себя не похожа, что ее трудно распознать.

Ажитированная (тревожная) депрессия.

Наиболее выраженным симптомом при этом виде депрессии является тревога.

Человек постоянно неспокоен, не может усидеть на месте. Он напряжен и возбужден. Часто раздражителен и обидчив. Он не будет неподвижно сидеть у окна, а скорее вышагивать по комнате, периодически бросая в окно тревожные взгляды, и грызть ногти.

Как правило, бессонница – постоянный гость в его доме. При этом такие классические симптомы депрессии, как чувство печали и тоски, снижение интереса к жизни и способности получать удовольствие, обнаруживаются достаточно легко. Все это постоянно присутствует в фоне, но отходит на задний план, вытесненное тревогой.

Ларвированная депрессия или «депрессия без депрессии».

Главным признаком этого вида депрессии является отсутствие ее основного симптома– эмоции печали. Человек, находящийся в этом состоянии, скорее всего, сильно удивится, если вы скажете ему, что он в депрессии.

Какая депрессия? Да он вообще не знает, что такое печалиться и предаваться унынию. Более того, при ближайшем рассмотрении часто может оказаться, что это т человек считает эмоцию печали постыдной и достойной презрения.

И, как, следствие, полностью ее подавляет.

Есть только одна проблема: наша психика устроена таким образом, что невозможно подавить одну эмоцию и не задеть все остальные. Поэтому вместе со способностью печалиться человек теряет способность радоваться. Да и все другие чувства становятся немножко «пластмассовыми». Такие люди ощущают себя живыми, только испытывая очень сильные эмоции.

Человек, страдающий этой формой депрессии, не будет сидеть и смотреть в окно.

Он вообще не знает, что такое окно и как можно просто сидеть и смотреть куда-либо – так бездарно прожигать свою жизнь! Для таких людей характерно гипертрофированное стремление «прожить жизнь не зря» — оборотная сторона внутреннего плохо осознаваемого ощущения бессмысленности своего существования. Они все время заняты делами, общаются, улыбаются, смеются. Только улыбка холодновата и несколько натянута, а смех механистичен и не приносит удовольствия.

Соматизированная (онажевегетативная) депрессия.

Ведущие симптомы при депрессии этого вида – соматические (телесные) жалобы. Чаще всего это различные это различные боли (головная, сердечная, желудочно-кишечная) и вегетативные нарушения (учащенное сердцебиение, неустойчивое артериальное давление, тошнота и рвота, запоры, сухость во рту).

При этом физическое обследование не выявляет каких-либо серьезных нарушений и симптомы не складываются в стройную картину, вследствие чего врачи затрудняются поставить какой-либо определенный диагноз.

Примечательно, что при этом виде депрессии выраженных эмоций печали, грусти, душевной боли – ее определяющих и характерных симптомов – также часто не наблюдается.

Происхождение этого вида депрессии связывают с таким явлением как алекситимия – неспособность ясно различать и описывать словами свои переживания. Человек не может выразить свои переживания (в том числе печали и душевной боли) на языке чувств – и ему остается только пользоваться языком телесных ощущений.

Если упростить – боль душевная заменяется болью физической, тревога – сердцебиением, отвращение – тошнотой.

Анестетическая депрессия (болезненная психическая анестезия).

Главное жалобой при этом виде депрессии является отсутствие чувств. Человек не просто не испытывает удовольствия от жизни – в его восприятии, он вообще ничего не испытывает. Любви, сочувствия, радости, страха, боли, печали.

Причем это может касаться не только эмоций, но и физических ощущений – притупляется, например, чувство голода, повышается болевой порог. Мир – как снаружи, так и внутри – кажется серым, тусклым, безжизненным.

При этом такое «бесчувствие» переживается человеком как мучительное, причиняет сильные страдания.

В основе этого вида депрессии лежит отщепление эмоций, «вынесение их за скобки своего я». Они вроде бы и есть – но где-то в другом измерении, существуют сами по себе. Соответственно, человек опять-таки не жалуется на то, что ему плохо. Потому что его «плохо» находится за толстым стеклом отчуждения.

Депрессивные состояния хорошо поддаются психотерапевтическому лечению. Длительность его может быть различной – от нескольких месяцев до нескольких лет – что зависит от индивидуальных личностных особенностей человека, проходящего психотерапию.

Источник — Гештальт-клуб

анализ ситуации,статьи

Источник: http://lifeyes.info/maski-depressii/

Маскированная депрессия

Особое напряженное выражение лица маска депрессии

Ежегодно депрессивные расстройства диагностируются не менее чем у 200 миллионов человек. Один из десяти мужчин и одна из четырех женщин страдает депрессией на протяжении своей жизни.

Депрессия

О депрессии можно говорить бесконечно. И не только потому, что актуальность проблемы очень высока, а еще потому, что многообразие ее симптомов и проявлений напоминает женщину, которая часто меняет одежду, а иногда надевает маску, чтобы ее не узнали.

Ежегодно депрессивные расстройства диагностируются не менее чем у 200 миллионов человек. Один из десяти мужчин и одна из четырех женщин страдает депрессией на протяжении своей жизни.

По данным некоторых авторов, среди пациентов, обратившихся к специалистам общей практики, 68% имеют симптомы депрессии, а в общемедицинской практике маскированные депрессии или другие пограничные психопатологические состояния встречаются у 32,9% больных с неустановленным диагнозом.

Взаимодействие депрессии и соматических расстройств можно рассматривать с разных сторон.

1. Депрессия может проявляться в виде соматических расстройств.

2. Депрессия может быть следствием тяжелого соматического заболевания, например, злокачественных заболеваний или инсульта.

3.Депрессия и соматическое заболевание могут сосуществовать (например, при ВИЧ инфекции, при гастрите).

4. Депрессия может развиваться вследствие определенных гормональных заболеваний, таких, как гипотиреоз, климакс, синдром Кушинга.

5. Депрессия может развиваться при приеме некоторых лекарственных средств (например, антигипертензивных и некоторых гормональных препаратов).

Обилие жалоб, их необычное сочетание, которое не характерно для клинической картины ни одного соматического заболевания, позволяет предполагать маскированную (скрытую, ларвинованную, соматизированную) депрессию.

При этом соматические симптомы выступают на первый план, перекрывая по степени выраженности аффективные депрессивные расстройства. В клинической картине доминируют вегетативные и соматические симптомы, что весьма затрудняет диагностику, тем более что характерная депрессивная симптоматика слабо выражена, стерта или вообще отсутствует.

Эти пациенты фиксированы на своих переживаниях и не рассказывают обычно о симптомах депрессии, которые у них есть, считая их второстепенными и несущественными.

Более того нередко вопросы врача о его настроении, проблемах, образе жизни воспринимаются крайне негативно, вызывая агрессию и раздражение.

Поэтому врачу не психиатру тяжело диагностировать такую депрессию, если только он не отодвинет в сторону, предъявляемые пациентом соматические жалобы и не попытается заглянуть внутрь проблемы, с которой пришел больной к нему, а также не посмотрит на нее с другой стороны.

В этом ему помогут навыки по анализу «языка тела» и невербальной коммуникации. Больные депрессией обычно небрежно одеты, наряд их имеет серые или темные тона, женщины не накрашены, без прически и украшений, у них наблюдается скудность мимики и движений, невыразительная и монотонная речь, односложные ответы и др.

Но если врач сможет снять маску скрытой соматическими симптомами депрессии, то он увидит сниженное настроение, пессимистическую оценку прошлого, настоящего и будущего, сниженное желание выполнять привычную работу, утрату или снижение интересов и способности испытывать удовольствие от деятельности или событий, обычно связанных с положительными эмоциями, уменьшение активности, повышение утомляемости и снижение энергии. И эта симптоматика при тщательном анализе возникла накануне тех проблем, с которыми больной пришел к врачу соматического профиля (не психиатру).

Ниже показаны «маски» депрессии, которые мешают вовремя установить правильный диагноз и помочь больному:

  • нарушение пищевого поведения (обычно, снижение или отсутствие аппетита и как следствие – похудение, реже – «заедание» тревоги и депрессии),

  • нарушение сна (бессонница или повышенная сонливость, частые пробуждения, затруднения при засыпании, раннее пробуждение),

  • болевой синдром, всевозможные боли, которые не имеют под собой никакой основы, органической природы (головные боли диффузного характера, артралгии — боли в суставах, миалгии, фибромиалгии – боли в мышцах, боли в грудной клетке, в животе, в области сердца, невралгии тройничного, лицевого нервов, межреберная невралгия, пояснично-крестцовый радикулит и т.д.),

  • вегетативная дисфункция (локальная потливость, мраморность или похолодание конечностей, стойкий белый дермографизм, лабильность сердечного ритма со склонностью к тахикардии и болями в области сердца, лабильность АД), что может восприниматься как кардионевроз с непрерывным или рецидивирующим течением > 3 мес. или вегетососудистая дистония с неприятными ощущениями в области сердца,  изменением силы и частоты сердечных сокращений, тахикардией, экстрасистолией,

  • нарушение памяти, снижение концентрации внимания и восприятия новой информации, при этом интеллект остается не сниженным, но пациенты ощущают несостоятельность в выполнении привычной профессиональной и бытовой работы, решении обычных вопросов (в моей практике были случаи, когда программист не мог выполнить элементарный набор текста, а домохозяйка не могла приготовить еду),

  • функциональные нарушения со стороны других внутренних органов (синдром раздраженной толстой кишки, синдром гипервентиляции и др.

    , проявлениями которых являются: запоры, метеоризм, головокружения, жжение, ощущение мышечного напряжения, слабость в конечностях, кожный зуд, нейродермит, нарушение менструального цикла, эректильная дисфункция, снижение либидо),

  • астенические проявления (повышенная слабость, утомляемость),

  • «маски» в форме психопатологических расстройств (навязчивости, тревожные расстройства, панические атаки, фобические расстройства, ипохондрические фобии – кардио-, канцерофобия и др., истерические реакции – склонность к драматизации ситуации, стремление привлечь внимание к своим недомоганиям),

  • «маски» в форме патохарактериологических расстройств (антисоциальное поведение с конфликтностью, вспышками агрессии, конфронтацией, наркомания, токсикомания, склонность к азартным играм, злоупотребление алкоголем, аутоагрессивное поведение с тенденциями к самоповреждениям).

Такие больные, как правило, посещают бесконечное множество различных специалистов, предъявляя массу всевозможных жалоб, которые могут встречаться и при других соматических болезнях. Им проводят многочисленные исследования, которые не подтверждают ни соматические, ни неврологические органические заболевания.

Это больные, которые, несмотря на многомесячные обследования у различных специалистов, не имеют определенного диагноза. Нередко их лечат симптоматически, пытаясь купировать определенный симптом, но лечение оказывается безрезультативным, и пациенты продолжают обращаться к врачам, а депрессия усугубляется, становиться затяжной и тяжелее поддается лечению.

Больные выпадают из социума, приносят страдания близким, теряют профессию, знакомых, навыки. У них в силу тяжести депрессии могут возникать идеи самообвинения, и страдания становятся невыносимыми. Мы можем потерять такого больного, так как процент суицидов при депрессии очень высок.

Но, обладая информацией и соответствующими знаниями, можно вовремя диагностировать маскированную депрессию.

 И если она не является достаточно выраженной и имеет как причину психотравмирующую ситуацию, можно попробовать справиться с помощью психолога или психотерапевта, взять отпуск и попытаться отдохнуть там, где много солнца, релакса и разных приятностей, принимать седативные препараты растительного происхождения.

Это тоже не конец, если состояние депрессии не пройдет. Выход есть всегда! Приходите за помощью к врачам, которые являются специалистами по депрессии. И не страшно, что их называют психиатрами. Они знают, что сделать, чтобы депрессия не вернулась. опубликовано econet.ru

Светлана Нетрусова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/168535-maskirovannaya-depressiya-snimaem-maski

ВашДоктор
Добавить комментарий