Я справилась с депрессией мой опыт

«Я не хотела вставать с дивана. Я не жила, потому что у меня больше не было смысла». Откровенная история о том, как я боролась с депрессией

Я справилась с депрессией мой опыт

К сожалению, депрессию называют бичом современного общества. О ней много чего можно прочитать в Интернете, узнать и о симптомах, и о множестве причин. На мой взгляд, депрессия смело может входить в десятку или даже пятерку самого страшного, что может случиться с человеком.

Я не психолог и не медик и не смогу дать глубокий и верный анализ того, что происходит с людьми, которым довелось испытать этот недуг. Я просто расскажу свою историю. Все началось постепенно: вроде бы беспричинная тоска, слабость, усталость, апатия, страх перед будущим.

И хорошо, что все это не закончилось слишком печально.

Мне кажется, в формировании будущего депрессивного состояния бывают повинно то, что случается с человеком в детстве. Я воспитывалась в атеистическом обществе, когда бытовало мнение, что «там» ничего нет, кроме могилы.

А моя покойная бабушка каждый раз говорила мне перед сном (мы спали в одной комнате): «Вот я умру, меня положат в красный ящик, закопают в землю, и ты никогда больше не увидишь свою бабушку».

Я не могла пожаловаться родителям, я тогда была очень мала, но осознание таких понятий, как смерть, бесконечность и вечность, пришло ко мне достаточно рано, и они были тяжелыми и сложными для детской психики. Тебя больше никогда не будет, после жизни — одна только черная яма, небытие: разве это не страшно?

Но на самом деле депрессия — вот это и есть настоящая черная яма, только еще при жизни, яма из которой не чаешь выбраться. Многие люди переживают душевную боль, например, когда случается горе. Но это другое, то есть даже не те ощущения.

Думаю, все знают, в каком месте находится так называемое солнечное сплетение. Так вот: там возникает нереальная боль, боль не физическая, а именно душевная, и вторая иногда сильнее первой. Беда в том, что человек, не испытавший депрессии, никогда не поймет того, кто это пережил.

Не стоит об этом спорить: это просто данность.

Думаю, немалую роль в возникновении депрессий имеет и наследственность. Я была поздним ребенком, мама родила меня, когда ей было за сорок. Семья была полная, положительная во всех отношениях, но мою маму вечно что-то глодало.

 Она умерла в семьдесят семь лет, и где-то лет десять до этого принимала реланиум и буквально жила от таблетки до таблетки. Я навсегда запомнила ее фразу: «Меня бьет тоской». Ее никто не понимал, тогда не понимала и я. Но я видела, как она мучается. А вроде бы: хороший муж, нормальная дочь, для жизни все есть.

Мама обращалась к врачам на той же Краснофлотской, но они не могли помочь ничем, кроме таблеток.

Что касается меня, я всегда хронически боялась «подсесть на колеса». Сделать себе искусственное хорошее настроение проще простого, гораздо сложнее отыскать причину депрессии, даже если она лежит на поверхности. Однажды я все же решилась обратиться к специалистам, и вот что из этого вышло.

Платные психотерапевты драли такие деньги, что в страшном сне не приснится. И только за то, что скажут мне то, что я знаю и без них. К тому же многие из них работали в государственных поликлиниках за зарплату, где ничем и никому толком помочь не могли и не хотели, а вне официальной работы занимались частной практикой.

И вот тут меня всегда интересовал и интересует вопрос: за пределами госучреждения они вставляли себе другие мозги?

Я записалась к психотерапевту в поликлинику по прописке. Пришла, рассказала о своих проблемах.

Доктор выслушала меня, не перебивая, но уже в процессе беседы я увидела в ее глазах полнейшее равнодушие. То, что я говорила, ее нисколько не интересовало.

Я понимаю, что врач не может принимать близко к сердцу проблемы каждого пациента, иначе, он просто «сгорит» на работе, но мы-то хотим и ждем другого!

В итоге доктор сказала: «Мне не нравится ваше состояние». И выписала мне недешевые таблетки под названием Сиозам, сказав, что они имеют накопительный эффект и принимать их надо не менее полугода.

Выпив всего одну, я почувствовала себя зомби: полное равнодушие ко всему, сонливость, действительность — будто за каким-то стеклом. Я снова взяла номерок, но когда пришла, кабинет оказался закрытым, хотя вроде бы было время приема. Никакого объявления не висело.

Прождав минут пятнадцать, я спустилась в регистратуру, где мне ответили, что доктор на больничном. С тех пор я там не была, потому как не видела в этом никакого смысла.

Люди, страдающие депрессией и желающие избавиться от этого жуткого состояния, порой готовы на все. К их услугам шарлатаны всех мастей, колдуны, ведуньи и прочие, но я никогда не стану осуждать человека, который мечется, желая избавиться от душевной боли. Хорошо, если он сумеет найти причину и справиться с ней, но ведь подобные состояния могут возникать и просто «из ничего».

Большое значение для человека, которого настигла депрессия, имеет мнение и помощь или не помощь окружающих. К несчастью, нынешнее общество рационально и практично, и человеческие эмоции идут не в счет. Люди заняты собой, мелким бытом, глобальным добыванием средств и на этом фоне холодны, как арктический лед.

Им невдомек, что на свете есть «существа» более тонкой душевной организации. От таких «практиков» можно услышать только расхожие фразы: «возьми себя в руки», «соберись с силами», «что-нибудь делай», «займись тем-то и тем-то», «старайся получать положительные эмоции». Кто-то, далеко не из самых умных, говорил: «Не майся ты дурью».

Но дело в том, что при тяжелой и глубокой депрессии у человека нет никаких сил, ни душевных, ни физических. Он может лежать целый день в постели в позе эмбриона, и его уже ничего не волнует.

Он корчится, переворачивается с боку на бок, стараясь физическими движениями избавиться от душевной боли, но это не помогает. Он не может ни встать, ни умыться, ни принять душ или даже помыть голову, или поесть. Он не живет, у него нет жизни, потому что в ней нет смысла, нет ничего.

И очень часто у таких людей возникают мысли о самоубийстве. Не будет тебя — не будет проблемы, вместе с уходом из жизни ты избавишься от душевной боли.

Обычно у нормальных людей до последнего действует совесть или какие-то жизненные установки. Но это, как ни странно, идет не в плюс, а в минус. Человек мучается еще и оттого, что ему надо сделать то и это: в квартире грязно, обед не сварен. Как мне кажется, обо всем подобном надо просто забыть и думать только о себе.

Что не сделано, пусть сделают близкие, не переломятся. Самое дурное для впавшего в депрессию человека — это низкая самооценка. В моем случае меня принижал муж и родственники мужа.

Его сестра писала мне ВКонтакте (потом я ее заблокировала): «Тебя пора сдать в психушку! Здоровая баба, а лежишь целыми днями, не можешь денег заработать»!

Вы думаете, почему спиваются актеры, поэты, художники? Потому что ищут спасение в бутылке: в данном случае спиртное действует, как антидепрессант.

И в этом случае мнение общества тоже играет отрицательную роль: люди боятся рассказывать о своих проблемах, потому что это считается аморальным, постыдным.

Знаю девушку, которая поделилась подобной бедой с человеком, которого считала своей подругой, а та рассказала об этом «по секрету всему свету». Для одной это было «как с гуся вода», а другая очень сильно страдала.

Теперь немного о том, что было причиной моей депрессии и как я с ней справилась. Я — тоже человек творческой профессии, по знаку Гороскопа Рыбы (самые эмоциональные и душевно ранимые люди чаще встречаются именно среди Рыб).

Творчество всегда было для меня неким параллельным миром, то есть я жила не только в реальности, но и где-то еще, и это меня во многом спасало. Потом (не вдаваясь в подробности) это ушло: были, как и внешние, так и внутренние причины.

Корни нового восприятия действительности и себя самого долго прорастают в душу, а я этого не учла.

Я прошла все, на мой взгляд, все страшные стадии этого недуга. Что меня вылечило? Во-первых, время. Организм приспосабливается к изменившимся обстоятельствам, потому что хочет выжить. Я нашла другое занятие и понемногу привыкла к новой данности.

Вторым было то, что из моей жизни исчез раздражающий фактор. Это был человек, который не захотел или не смог быть мне опорой: муж.

Я вроде бы не совершала в жизни плохих, а тем более подлых поступков и тем не менее не получила ни любви, ни заботы, ни внимания, ни нежности.

Что бы я пожелала близким тех людей, которые по различным причинам впадают в депрессию: протяните им руку помощи, вместе решайте, что делать, но только не отворачивайтесь и не осуждайте. Все мы ответственны за чужие жизни, если только в нас есть человечность и совесть.

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/lichnyj-opyt/ya-ne-xotela-vstavat-s-divana-ya-ne-zhila-potomu-chto-u-menya-bolshe-ne-bylo-smysla-otkrovennaya-istoriya-o-tom-kak-ya-borolas-s-depressiej/

Как я справился с депрессивным состоянием и вышел из черной полосы: личный опыт психолога

Я справилась с депрессией мой опыт

Я мобилизовался и какое-то время держался хорошо. Но потом наступила черная полоса. Я как будто разучился радоваться. Вещи, которые прежде приносили удовольствие, перестали меня интересовать. В голове крутилась одна и та же унылая пластинка. Тоска, раздражительность и необъяснимая тревога стали моими постоянными спутниками…

Я обратился к врачу, который выписал мне антидепрессанты. Три современных препарата не дали никакого результата. На выяснение этого ушло несколько месяцев. Четвертый антидепрессант дал такой побочный эффект, что его пришлось лечить отдельно. После этого желание попробовать еще какую-нибудь таблетку отпало напрочь.

Кто в теремочке живет?

Первая полезная вещь, которую я для себя открыл, это была медитация осознанности. Точнее — наблюдение за своим умом, за своими мыслями.

Технологию этой работы я придумал такую. Включал таймер и диктофон и проговаривал вслух все возникавшие в голове мысли. Когда они повторялись — проговаривал их заново. Время выделял разное, по ситуации, от 10 до 20 минут.

Иногда дома — утром или вечером, иногда днем во время перерыва в работе. Раз в несколько дней я эти записи прослушивал. У меня появлялись мысли по поводу записанных мыслей.

Также я смотрел, какие у меня возникают реакции, эмоции, настроение при прослушивании.

Отдавать себе отчет, о чем я сейчас думаю, — это как посветить фонариком вглубь темного чердака: обнаруживаешь то, что в нем есть и было, но ты об этом не знал.

Я понял, что в моей голове очень часто прокручиваются определенные мысли — пессимистические, мрачные, трагические, критические. Честно говоря, на тот момент ни радости, ни облегчения от этого открытия не было; это теперь я могу сказать, что это был важный шаг в моей борьбе с черной полосой, а тогда поначалу стало даже хуже.

Мне стало понятно, что есть непосредственная связь таких «чернушных» мыслей и моего подавленного состояния. Однако я ничего не мог с этим сделать. Мои мысли были для меня убедительны, я в них верил, верил, что они правильные. И «переиграть», пересмотреть это в голове было невозможно.

Так я пришел к письменным практикам — второй ступеньке, которая мне помогла.

Переписать отношение к жизни с «черновика» набело

Я купил обычную школьную тетрадку и стал просто записывать в нее свои мысли депрессивного характера. Они повторялись с небольшими вариациями. Речь шла о том, какой я, как я живу, как складывается моя жизнь, что меня ждет впереди. Всё это, естественно, со знаком «минус».

Когда повторы одних и тех же идей стали очевидны, я сгруппировал свои мысли в несколько тем. Среди них были темы личной жизни, состояния здоровья, финансовой ситуации, а также тема самореализации, успехов и достижений. Тоже, конечно, сплошной негатив.

На этом этапе я уже настолько хорошо знал свои негативные мысли, что стал узнавать их «с двух нот», то есть сразу осознавал: «Ага, начинается привычная шарманка».

После того, как основные «чернушные» идеи были сгруппированы по темам, я стал потихоньку пытаться письменно их комментировать, ставить под вопрос и даже оспаривать. Делалось это по-разному.

Например, я составил список положительных событий и везений за всю жизнь — и увидел, как много было (и есть) в моей жизни хорошего, того, чему можно порадоваться, что стоит ценить и за что быть благодарным — другим людям, самому себе, судьбе.

Я почувствовал, что мне это очень важно — помнить про хорошее, и работал над этим, закреплял: переписывал список везений заново, разделил на разделы: люди, места, обстоятельства, события, вещи, нарисовал позитивные пункты в виде карты. Так зашаталось представление о том, что всё плохо: нет, совершенно очевидно, что плохо далеко не всё!

Познай самого себя и прими таким, какой есть

Центром всей системы негативного мировосприятия было мое мнение о самом себе — и эта «крепость» долго не сдавалась. Тут мне сильно помогла характерология — знания об особенностях характеров людей.

Изучая свой характер, я видел, как мои природные свойства, черты, качества влияли (и влияют) на мои переживания, мысли, решения, поступки. Постепенно я прощал себя через понимание себя.

Я отучался сравнивать себя с другими людьми с другим характером. Это была большая победа.

Например, узнавая природные особенности замкнуто-углубленного типа характера, я увидел (частично) свой психологический портрет.

Стало очевидно, что сравнивать себя с людьми, имеющими совсем другие особенности, к примеру с самоуверенными экстравертами, совершенно некорректно.

Я не хуже, просто у каждого свой внутренний мир, устроенный по-своему, со своими сильными и слабыми сторонами. Это данность, и постепенно получилось принять ее, а значит — себя таким, какой я есть.

В процессе этой работы стало ясно, что мне необходимо научиться приводить себя в спокойное гармоничное состояние, нужна какая-то система саморегуляции. Путем проб нашел то, что подходит мне, то, что работает, — это китайская оздоровительная и духовная практика цигун.

В нем объединяется работа с телом и с сознанием, и это гораздо эффективнее, чем работа с чем-то по отдельности. Существует много разных видов, направлений, школ цигуна. Я учился, пробовал, смотрел, что у меня получается, что дает результат. Постепенно сложился свой комплекс упражнений и практик.

Добавил к нему самовнушение о крепком здоровье, о хорошем самочувствии, и это тоже была важная составляющая в преодолении черной полосы.

Прощай, школа! Здравствуй, Жизнь!

В процессе самоанализа я обнаружил, что неосознанно руководствуюсь установками и принципами, идущими из детства, со школьных времен! Нужно было иметь «пятерки» по всем предметам, вести себя хорошо, слушаться старших — за это меня хвалили и награждали.

Как оказалось, я не пересмотрел детско-школьную идеологию, и мой менталитет остался во многом прежним. Всё это плохо работало во взрослой жизни и выливалось в неудачи, самокритику и пессимизм.

Я стал постепенно мысленно и письменно эти взгляды, правила, установки пересматривать и заменять на более правильные, адекватные.

Последний шаг, о котором я хочу сказать, заключался в формулировке кредо, девиза, слогана новой жизненной философии. Я понял, что за много лет стал «мастером» видеть плохое, расстраиваться, переживать.

Осознать, что происходит, в чем мои ошибки, мне помогли книги Экхарта Толле, Дугласа Хардинга, Кена Уилбера. Я принял решение повернуться лицом к позитиву, сознательно искать хорошее и фокусироваться на нем.

Новую позицию я сформулировал так: «Ищу хорошее, плохое найдется само».

Это как компас, который помогает каждый раз поворачивать корабль в нужную сторону. Новый девиз записан у меня в телефоне, на стикерах, которые развешены дома, на карточке, которая лежит в кошельке.

Не могу сказать, что грусть и огорчения мне вообще больше не знакомы — они бывают. Но я уже давно не беспомощен перед ними, я готов к борьбе, «вооружен» знаниями и знаю, что делать.

Буду рад, если мой опыт поможет другим людям, попавшим в черную полосу, сократить поиски работающих средств самопомощи.

Присоединиться к клубу

Источник: https://knife.media/club/cold-streak/

Отойти от края. Как я справилась с депрессией

Я справилась с депрессией мой опыт

16 июня 2019

28733 просмотра

К сентябрю мое здоровое прежде тело начало рассыпаться, крепкий сон откланялся, душа покрылась трещинами. Дальше — больше. Больно стало даже просыпаться. И почти невозможно — дышать.

К ноябрю я уже не думала про «завтра», потому что не было никакого «завтра».

Только близкие понимали: за моей «присутственной» улыбкой — пропасть, и я несусь к ней со скоростью света. Для остальных все выглядело как «глазки что-то грустные».
Источник фото: Flickr.com

Сегодня я далеко от того обрыва и могу рассказать, как выбиралась из своего «никогде». На истину не претендую. Это просто опыт. Возможно, кому-то пригодится.

Не держите лицо, когда трещит внутри

Это сложно, черт побери. Мне было тяжело признаться, что я сломалась. Мой имидж «сильной женщины» был против — я ВСЕГДА держала лицо и улыбалась. И все вокруг к этому привыкли. Имиджу пришлось заткнуться. Когда накрывает, сразу же (!) идите к тому, кто побудет рядом.

И честно скажите: «Все! Край, нет сил, очень больно». Это может быть врач, и иногда это единственный вариант. Это может быть давно забытый друг или преданная массажистка, которая руками чувствует вашу боль. Да кто угодно. Главное — рассказать.

А значит, сделать первый шаг обратно в жизнь.

Не отталкивайте людей

Я вытащила себя с помощью ЛЮДЕЙ, пусть будут благословенны их дни. Все они были рядом. Иногда против моего желания. Они разговаривали со мной. Зависели от меня. Грузили работой. Учебой. Теребили, чтобы я писала. Провоцировали. Ругались. Отстукивали по ночам спасительные СМС. Дышали со мной.

Кормили вкусненьким. Просто молчали рядом. Гладили по спинке. Отгоняли предрассветных демонов. Ждали. Любили, часто вопреки. И я развернулась у края.

Такая у меня успешная стратегия, очевидно — много, очень много людей 🙂 Не думаю, что я особенная, а значит, велики шансы, что люди помогут и всем остальным.

Бегайте, жмите, дышите

Что угодно, только не плед и диван. Банальные беговая дорожка и йога совсем не банально помогли моему телу собраться, и я относительно легко пережила операцию по поводу болезни, которую сама себе придумала и создала в той тоске и нежелании жить.

И уже через два месяца я взялась за гантели. Про психологическую пользу физухи написаны километры текстов, нет смысла повторяться. В моем случае это было так: дурь, туман и тоска выходили вместе с болью и пОтом. Как минимум, теряли в весе. Тоже неплохо.

Пашите, как никогда раньше

Ломовая пахота на профессиональной ниве — вполне себе способ удержаться на этой стороне жизни. Мне повезло.

Работодатель, случайно или вовсе нет, навалил на меня в это кошмарное время не одну-две, как водится, выборные кампании, а почти четыре, и еще чуток, «просто поконтролировать». И я «контролировала».

Засыпала глубокой ночью еще на подлете к дивану в казенной квартире, прижимая к сердцу планшет, телефон, и черновики агиток с правками.

Депрессия от работы не дохнет, не конь же. Но устает точно. А это уже эффект.

Учитесь. Снова

У меня это был коучинг. Начало учебы, с одной стороны отвлекло, с другой… Как бы это помягче сказать? Первое ВЗРОСЛОЕ знакомство с собой тряхнуло меня и моих тараканов на все двенадцать по Меркалли и кардинально затормозило убегание в никуда.

Потому что стало легче принимать и свои и чужие особенности, я начала верить, что опыт — это только опыт и ничего больше, что Вселенная дружественна и полна ресурсов. Не важно, в какой именно гранит вцепятся ваши зубы. Главное — вцепятся! Мои домашки и учебные модули заставили меня общаться с людьми в режиме «на жизнь — сколько останется».

Оставалось немного (прочий функционал с меня тоже никто не снял), и это было здорово. Потому что «утонуть в печалях» я попросту не успевала.

Каленое железо

Шучу, конечно. Но выход из зоны комфорта (относительного, само собой) лично мне помог. Нежной спиной на гвозди — так это сделала я. Получилось живенько: с матюгами и мольбами вернуть меня обратно. Казалось, вся спина в решето, лужи крови. Я сделала это.

Не соскочила. Скулила и лежала. Про блаженство и открытия, который пришли, как и обещал мой проводник в мир непознанного, рассказывать не буду. Не про то речь. Важно: я сделала то, о чем даже помыслить не могла раньше.

И пропасть отодвинулась еще на пару километров.

Мечтайте и планируйте

Той осенью, да и зимой тоже, попытки вывезти меня — куда угодно, в самые звездные звезды, в самые райские кущи, на самые сильные «места силы», разбивались о мое зеленое лицо и такое же отношение к радостям жизни. На следующую осень я уже строила большие планы.

В том числе — съездить туда, где самый красивый вид со скалы. Посидеть на краю пропасти. Посмотреть в пустоту. Помолчать, подышать, поболтать ногами. А потом двинуть обратно. Чтобы жить, любить, творить, и думать про завтра. Потому что, завтра — это продолжение.

PS: Я слукавлю, если скажу, что все плохое закончилось и дальше как в сказке. При всей моей силе намерения жить и жить счастливо, и первых успехах на этом пути, жизнь вдруг строила очередную козью морду. Наступал очередной персональный конец света.

И я легко могла вернуться к моему последнему трамплину. Но я продолжала идти в выбранном направлении. Не сомневаюсь, жизнь еще много раз даст мне повод испытать себя. Но сегодня уже все не так страшно.

В конце концов, беговая дорожка никуда не делась, учиться еще можно много чему, да и успешная стратегия у меня есть.

А когда тебя держит за лапу другая лапа — какая разница, что там еще есть в мире?

И — да, солнце всегда всходит. Я проверяла.

Саморазвитие #Осознанность #Эмоции 

Источник: https://interesno.co/myself/ae5484846588

Хочется домой, но ты уже дома: личный опыт лечения депрессии

Я справилась с депрессией мой опыт

В Международный день психического здоровья корреспондент «Сноба» Арина Крючкова рассказывает о том, как узнала, что больна клинической депрессией, об опасностях этого заболевания и о том, как можно помочь всем, встретившимся с тем же диагнозом

Иллюстрация: DeAgostini / Getty Images

Сначала вы заметите, что стали чаще лениться: угас энтузиазм, нет новых идей, силы хочется скорее экономить, чем продуктивно тратить. И вы решите поделиться этим с близкими.

«Тебе просто мужика нормального надо», «это все от безделья», «ну и что, мне тоже часто ничего не хочется». Вы прислушаетесь к этим добрым советам своих друзей, как несколько лет назад сделала я, и выкинете минимум пару лет из своей жизни, а вместе с ними — самооценку, физические и эмоциональные силы, друзей, романтические отношения и карьерные амбиции.

Дальше вас будет ждать уютная кровать. Господи, да что такого: прийти после работы, завернуться в теплое одеяло, обложиться книгами, взять чашку чая? Потом станет тяжело открывать глаза по утрам. Затем — трудно вставать в принципе. Теперь день за днем вы всюду опаздываете, появляясь перед коллегами и начальством часа на три позже нужного.

Вы станете самым невыносимым человеком на свете: вам ничего не интересно, вы постоянно ноете, плачете, злитесь, срываетесь, пьете много вина. На работе вы рыдаете в туалете или в темном углу коридора. В целом вы осознаете, что с вами что-то не так, но, вспоминая все общественные установки, знаете наверняка: к врачу нельзя — вы же не психически больной человек!

К врачу вы, скорее всего, попадаете случайно — например, вас за руку отведет к нему последний небезразличный к вам человек.

Врач попросит вас пройти два базовых теста (на тревожность и депрессивность), узнает все ваши физиологические симптомы, расспросит о работоспособности, и главное, вы скажете ему, что ни планов, ни идей, ни даже желаний хоть что-то с этим делать у вас нет, и перспектива стать бомжом для вас выглядит скорее как выход, чем как недопустимый конец. Врач поставит диагноз. И так вы узнаете: у вас клиническая депрессия (КД).

Вы попытаетесь взять отпуск за свой счет, честно признавшись, что идете лечиться от депрессии. Но вас уволят: «больные на голову» компании не нужны. Вы останетесь без денег, без перспектив, вы не знаете, что будет дальше: треть случаев клинической депрессии неизлечимы, говорит вам врач. Хорошо, если у вас есть родители и вам есть где жить и что есть. Повезло.

Теперь кровать — ваше главное место обитания. Вы обрастаете десятком кружек и тарелок. Читать теперь невыносимо, смотреть что-то — тоже. Хотя нет, ровный белый потолок выглядит очень даже ничего.

Больше всего вы хотите, чтобы все вокруг стало белым, как он. Сейчас вы в аду.

И каждый день спрашиваете: за что? А вслед за этим молите бога облегчить ваши страдания и не дать вам проснуться на следующий день.

Такой была моя депрессия. После года приема нейролептиков и антидепрессантов я пришла в себя. И если бы в нашей стране мне с детства общим информационным фоном не вдалбливали, что такого заболевания не бывает, что все это просто блажь, что таблетки нужны только «буйным», я бы не потеряла три года жизни.

Таких как я, людей, переживших или переживающих клиническую депрессию, очень много. Намного больше, чем можно себе представить. Согласно прогнозам ВОЗ, к 2020 году депрессия станет одной из главных причин временной нетрудоспособности людей в мире.

В России, по официальным данным, депрессивные расстройства встречаются у пяти процентов населения и КД как угроза пока не воспринимается. Насколько эта статистика отражает реальную ситуацию — вопрос.

Например, самым устойчивым в ментальном смысле регионом у нас считается Северный Кавказ: там реже всего обращаются за психологической и психиатрической помощью.

Однако это может быть связано с культурными традициями: культивацией силы, мачизма, непринятием слабости для мужчин и безразличием к изменениям настроения женщин, объясняющимся условным ПМС. 

Скорее всего, россияне страдают заболеваниями депрессивного спектра так же, как и люди во всем остальном мире.

А может быть, даже сильнее: у нас нет культуры психического здоровья, люди всеми способами пытаются откреститься от похода к врачу-психотерапевту, ищут какие-то критические показатели того, что это действительно уже необходимо.

Хотя маркер здесь лишь один: если вопрос о посещении специалиста встал в принципе — надо идти. В итоге человек переживает все «на сухую», как выразилась моя первая врач. И к самой болезни добавляются новые травмы и осложнения: например, панические атаки или дереализация. 

Кстати, своим опытом большинство из переживших клиническую депрессию стараются не делиться — боятся осуждения. Меня постоянно спрашивают, зачем я решила трубить на всех углах, что я «психбольная». Отвечу: я делаю это, чтобы никто не оказался в том же аду, в котором была я.

А для этого работать нужно по двум направлениям.

Первое будет действовать изнутри: важно снять табу и мотивировать людей как можно скорее обращаться за профессиональной помощью при малейшем подозрении. Лучше перестраховаться. 

Второе касается государства: чиновникам пора понять, что проблему ментального здоровья игнорировать уже нельзя. Клиническая депрессия — болезнь. Как все остальные, она уносит жизни и ее так же необходимо лечить. А людей, которые лечатся, нужно защищать, пока они не восстановят способность к полноценной жизни. 

Моя личная мечта — пролоббировать в будущем принятие закона, по которому человек с КД будет иметь гарантии, подобные «декретным» для беременных и родивших женщин: невозможность увольнения с работы, хотя бы минимальный поддерживающий оклад, закрепление процедуры восстановления по выздоровлению.

Я уверена, что это возможно. Как и то, что каждый оказавшийся в западне клинической депрессии может оттуда выкарабкаться.

Источник: https://snob.ru/entry/166747/

Личный опыт: как я лечила депрессию и почему важно это делать – bit.ua

Я справилась с депрессией мой опыт

Психические расстройства, а в особенности депрессия – тема, обросшая мифами и стереотипами. С одной стороны, своеобразная «мода» на нервные расстройства и неуместная их романтизация, с другой – клише про буйных психопатов и паническая боязнь спецучреждений. И только прочувствовав все на собственной шкуре, понимаешь: реальность куда более прозаична.

Плохая новость: поэзии и романтики в депрессии примерно столько же, как в кариесе или гастрите. Хорошая новость: страшный доктор под замок вас не упрячет, сдались вы ему.

Отметку в паспорт не поставят, машину водить не запретят и на работу не сообщат. Очень плохая новость, она же предостережение: если депрессию не лечить, можно запросто отбросить коньки.

Лично знаю несколько печальных примеров.

Вот уже месяц, как я не пью антидепрессанты, принимать которые пришлось около полугода. Не то, чтобы они творят чудеса, но, оглядываясь назад, иногда кажется, что до этого я не жила нормальной жизнью вовсе.

А начиналось все вполне тривиально. Нет, мне не хотелось изрезать вены или выйти в окно. Рыдать, страдать и жалеть себя тоже особо не хотелось. Просто не хотелось ничего вообще. В принципе.

Вставать с постели, выходить из дому, общаться с людьми, покупать новое платье. «Скажите, если котенок не радует, его можно считать бракованным?» – спросили как-то в Реутов-ТВ. Вот как-то так, в тебе как будто что-то ломается.

Лежишь и смотришь в одну точку.

И это было бы еще полбеды. Собственно, к врачу пришлось обратиться из самых прагматичных соображений. Дело в том, что работа давалась все хуже и хуже. Тот самый случай, когда ты толком ничего не сделал, а уже задолбался. И так изо дня в день. И начинаешь бесконечно себя обвинять.

Свинья ленивая, да помнишь как год, два, три назад ты пахала в пять раз больше на куда менее интересной работе, и ничего? Да половина друзей о таком месте мечтала бы – со свободным графиком, дружбой с начальством и полной свободой творчества! Не помогало. Вернее, было еще хуже, так как к апатии и низкой производительности прибавлялось постоянное чувство вины.

В итоге где-то полгода я жила с ощущением, что вот проснусь завтра – и не то что текст не смогу написать, а просто ответить, как меня зовут. Просто пару слов не смогу связать в предложение. Потом этот знаменательный день таки настал, и пришлось уволиться.

А понимание того, что ситуация ненормальна, и если я в ближайшее время не приведу себя в чувство – работать не смогу и жить будет не на что, – собственно, и привело меня в больничку.

Ключевая ошибка многих – считать депрессию блажью, ленью, капризом, позерством, в общем чем угодно, кроме болезни, которая требует лечения.

Я точно так же опасалась, что врач скажет мне «девочка, иди работай и не майся дурью». Не знала, как объяснить постороннему человеку свое состояние и боялась, что меня просто не поймут. В итоге приехала мама, посмотрела на меня и вытолкала к врачу буквально за шкирку. За что ей спасибо, конечно.

Дальше были блуждания по кабинетам в духе Кафки, куда уж без них. Постоять в очередях, походить с этажа на этаж, подписать кучу бумажек. Зато страхи быстро развеялись: рассказывать участковому психиатру всю историю жизни без надобности, он сам знает, что спросить.

На работу меня не отправили, а вполне себе поставили на учет, услышав о симптомах и неблагополучной наследственности. Выдали карточку с диагнозом «депрессивный эпизод легкой степени тяжести» и направление в дневной стационар. «Можешь, конечно, и лечь в больницу, но я не советую.

Случай у тебя сравнительно легкий, а тамошний антураж скорее усугубит, чем поможет» – добавила врач. Что есть то есть, такого жуткого запустения, как в психоневрологических диспансерах, я не встречала ни в одной из украинских больниц.

Зато работники, в отличие от меня, были вполне жизнерадостны.

Дневной стационар оказался скорее поликлиникой. Лечение как таковое сводится к тому, что тебе выписывают антидепрессант, и на время привыкания к нему – еще пару препаратов, купирующих побочные эффекты. Спустя месяц ты просто пьешь таблетку по утрам и живешь как обычно.

Спустя два месяца, если все идет по плану, ты – новый человек. Не резко, а постепенно, ясное дело. Еще пару месяцев продолжаешь прием для закрепления эффекта, и можно потихоньку отменять.

Для кого-то это остается единичным эпизодом, у других депрессия рецидивирует раз в несколько лет, но есть и огромное количество людей, которые живут на антидепрессантах годами.

И это тоже вполне нормально: кто-то вынужден всю жизнь колоть инсулин, кто-то мучается от варикоза, а у кого-то проблемы с выработкой серотонина и, как следствие, слабая психика.

Конечно, таблетка не решит всех жизненных проблем. Но с течением времени появляются силы и интерес к жизни. Уходит привычка видеть все в черном свете. Меньше сомнений и переживаний по пустякам, больше спокойной уверенности в себе.

Ну и работоспособность восстанавливается. На привычный уклад жизни лечение никак не влияет, современные препараты совместимы даже с алкоголем (но боже упаси смешать выпивку с прозаком, например).

Характер тоже кардинально не меняется, а вот проблем с социализацией становится ощутимо меньше.

Тем не менее, реакция знакомых на прием антидепрессантов была бурной. «Какая гадость», «зачем тебе это нужно», «попробуй просто поработать над собой».

Все в основном думают, что психические проблемы бывают двух сортов: или ты выпендриваешься и «соберись, тряпка», или ты законченный псих и лучше держаться подальше. Реальность такова, что в очереди к психиатру (не путать, кстати, с психологом и психотерапевтом) сидят вполне обычные люди. Не лают, не буянят, не воображают себя Наполеоном или Иисусом Христом.

Такие же люди, как вы, ваш начальник, сосед, продавщица в магазине или водитель маршрутки. А расстройств существует великое множество, от обсессивно-компульсивных вроде синдрома невыключенного утюга, с которым многие живут годами, до различных маний. А итогом «помоги себе сам» в случае с депрессией часто является суицид, и я знаю не один такой пример в своем окружении.

Уж лучше таблетку выпить, правда?

Кстати, на западе это давно не воспринимают как нечто из ряда вон. Вот, например, героиня сериала Happyish поет оду антидепрессантам в пародии на Frozen. Причем конкретно тому препарату, который мне прописали.

Вся эта история – в первую очередь о том, что если вы чувствуете неладное – нужно не доводить ситуацию до критической, а обращаться к врачу. С психикой это тем более важно: здесь легко переступить грань, когда вы больше не сможете собирать себя в кучу. И, что самое страшное, не сможете даже осознать, что с вами что-то не так.

Вы же идете в больницу, когда болит живот? Здесь то же самое.

У врача вы не боитесь, что вам вырежут половину органов, если вы жалуетесь на простуду? Точно так же и у психиатра вас никто не упрячет под замок с легкой депрессией, и не поставит на учет, если не обнаружит и ее.

Хотя бы потому, что лечить вас в государственной больнице придется бесплатно. Зато если надоело по десять раз проверять тот самый утюг или дверной замок – можно точно так же сходить к врачу, попить месяцок таблетки и успешно от этой надоедливой привычки избавиться.

Психические расстройства нельзя запускать, но в то же время нельзя жалеть себя или принимать антидепрессанты бесконтрольно.

Отличить депрессию от плохого настроения легко: настроение переменчиво, а с депрессией вам перманентно уныло.

Если все плохо неделю, две, три – нужно не строить из себя страдальца и с упоением предаваться скорби, а просто обратиться за помощью. Иначе в какой-то момент может стать поздно, увы.

#bit.ua

Читайте нас у
Telegram

Источник: https://bit.ua/2016/04/depression/

ВашДоктор
Добавить комментарий